Dragon Age: The Abyss

Объявление

14.11.16
Dragon Age: The Abyss переходит в режим камерного форума. Подробности в теме.
08.08.16
"Пять вечеров" со всеми! Задавайте вопросы любому персонажу форума.
21.07.16
Dragon Age: The Abyss отмечает первую годовщину!
13.06.16
Открыт новый сюжет: "Паутина Игры". Сможет ли кто-то восстановить порядок в Орлее?
02.04.16
Открыт новый сюжет: "Мы последние из Элвенан". Городские и долийские эльфы, объединитесь, чтобы вернуть Долы!
10.02.16
Предложение к 14 февраля: Мабари любви!
09.02.16
Обновлены правила форума. Подробности - в теме новостей.
21.01.16
Dragon Age: The Abyss отмечает свой первый юбилей - нам полгода!
28.12.15
Началось голосование по конкурсу "Чудо Первого Дня"! Успейте отдать свой голос до 1.01.2016.
11.12.15
Близится Новый Год. Успей порадовать себя и других конкурсом "Чудо Первого Дня"! Заявки принимаются до 27 числа включительно.
04.10.15
Обновлены правила форума. Подробности - в теме новостей.
03.10.15
Открыт новый сюжет "Небесный гнев". Просим подтвердить участие.
11.09.15
На форуме открыта тема "Общая летопись". Не забывайте отмечать в ней завершенные эпизоды.
01.08.15
Дорогие игроки, не забывайте обновлять дневники ваших персонажей.
21.07.15
Dragon Age: The Abyss открывает двери для игроков!
Вашему вниманию предлагаются интересные сюжеты и квесты, которые только и ждут смельчаков, готовых отправиться навстречу опасностям и приключениям.
Для нужных персонажей действует упрощенный прием.
Рейтинг форума:
18+
Сюжет Путеводитель Правила Список персонажей Гостевая

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: The Abyss » Настоящее » 15 Фрументума 9:42 ВД. Долгожданная неожиданность


15 Фрументума 9:42 ВД. Долгожданная неожиданность

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Дата и место: 15 Фрументума 9:42 ВД. Скайхолд, Морозные горы
Участники: Красный Барон Ульфгир, Нефтис Аргир
Сюжетность:личный
Краткое описание: встреча после долгой разлуки.
Предупреждение: кто ж его знает, чем там все это кончится...

0

2

Казалось бы, прошло уже достаточно много времени, чтоб Барон смог забыть о странном происшествии в его жизни более года назад, но призраки случившегося все еще терзали его по ночам, не давая спать. В какой-то момент он перестал писать письма, так как не знал, что еще сказать. Он понимал, что тот ребенок, который биологически принадлежит ему, едва ли когда-нибудь будет его собственным. Наверняка Нефтис уже договорилась со своими друзьями и родителями о каком-нибудь плане, благодаря которому их сын не будет считаться бастардом и сможет наслаждаться всеми прелестями альтуской жизни.
Однажды к нему пришел Кнут и положил на стол трогательную детскую погремушку, сделанную из особой ривейнийской древесины, известной за свой успокаивающий запах. Он сказал, что она когда-то принадлежала его сыну, и теперь может принадлежать сыну Барона, если тот захочет. Но так и не придумав как переслать столь ценный подарок, капитан оставил ее в ящике своего стола как напоминание о тех, с кем ему никогда не было по пути.
Шло время, и Барону начало казаться, что он уже обо всем забыл. И как радикальный способ, чтобы перестать вспоминать о Нефтис, в его жизни появилась женщина, с которой они иногда встречались. Лаура была глупой и слишком дружелюбной, не перечила и не истерила. Она Барона любила, а он ее нет. Зантия называла ее "навязчивой болонкой": шаманке она не понравилась еще больше чем Нефтис. И от мысли, что Нефтис и правда была лучше Лауры, становилось только горьче и мешало о ней не думать.

Во Фрументуме 42 года команда "Непросыхаемого" находилась близ Хайевера, когда сильный двухдневый шторм обрушился на судно, в результате смыв несколько членов команды в бушующее Недремлющее море и унеся корабль сильно на Восток. Продовольствия на обратный путь уже не хватало, и Красный Барон приказал найти спокойное и тихое место вдоль берега Ферелдена, куда они могли бы ненадолго причалить. Пират знал, что Скайхолд находится буквально в полторах дня езды от места их временного лагеря, но не торопился делать поспешных поступков. В конце концов, думал он, Нефтис, возможно, уже там не живет, и вернулась в Тевинтер. Но буквально за день до их запланированного отъезда твердо решил, что он все-таки пойдет в Скайхолд, ведь незря они попали в шторм и не зря их вынесло именно сюда. Может быть, это знак. И, в конце концов, когда еще он тут окажется. Назначив Кнута за главного, Ульгфир взял с собой Оберона и Зантию, которая очень хотела посмотреть на толстую Нефтис, и направился навстречу неизвестному.
По прибытию к Скайхолду они сообщили о себе правду, но, дабы избежать прямых вопросов, сказали, что, помимо встречи с магистрессой Аргир, предлагают Лорду Инквизитору свое сотрудничество, если тот поможет им с недостающим провиантом. Трое пиратов были удостоены подозрительными взглядами и были спроважены в местную таверну отдохнуть, пока стража пошла доносить командованию о их прибытии.
- Ну и холод. Как они здесь живут? - Зантия, которая и так закуталась во все возможные одежды, найденные на корабле, села рядом с открытым очагом и принялась греть руки. Пока Оберон заказывал эль, Барон нервно оглядывался по сторонам, словно бы ожидая, что Нефтис вот-вот появиться из темного угла в виде буйного приведения и начнет на него кричать. Она здесь. Она точно здесь. Иначе бы стражи сообщили о ее отсутствии.

+1

3

Нефтис несколько недель очень ждала ответа на свое последнее письмо. За это время она не раз решала написать еще писем пять в которых собиралась то признаваться в любви, то желать поскорее подохнуть, то вообще прислать какой-нибудь ядовитый порошок, чтобы Барон точно подох. Потом она плакала, то ли от мысли, что Барон может умереть, то ли от того, что он все еще жив, а то ли просто от того, что была беременна и перестала себя контролировать, если вообще когда-либо умела это делать. А потом родился сын и ей стало не до писем.
Рожать было больно и это застало ее врасплох. Как маг-воин она знала разные техники управления своими ощущениями, но тут оказалась бессильна, потому что и боль, и сами роды были чем-то очень новым для нее, совсем не похожим на боль от раны или на любой другой знакомый Нефтис процесс. Может ее испугала даже не боль, а ощущение, что она тут ничего не решает и не контролирует, с ней это просто происходит. Она правда пыталась всем управлять, довела Дориана до ручки, крича на него и гоняя почем зря, но Лавеллан мягко и уверено взял власть в свои руки и помог-таки сыну магистрессы и пирата появиться на свет. Когда Нефтис взяла на руки орущий, красный и мокрый ком, то полюбила его сразу и навсегда. Ну как же иначе - это же был самый красивый и умный ребенок на свете! И где-то на полгода выпала из жизни совершенно. Она занималась только ребенком, говорила только о нем, да и думала тоже. Даже хорошо, что Ульфгира не было рядом с этот момент, а то она, наверное, просто откусила бы ему голову. Не от злости, а просто из соображений, что свою природную функцию осеменителя он уже выполнил и больше низачем не нужен. Нефтис недоумевала, почему это Дориан ее избегает и почему Мэй в письмах все время просит написать какие-нибудь новости. Она же и так писала ей кучу новостей! А Мэй в конце концов начала писать, что мол, хорошо, новости она узнает от Дориана, а Нефтис может писать про то, что ей нравится. Это все было решительно непонятно. Еще было не ясно, почему не все считали ее сына красавцем. Поначалу, когда он родился, у него была очень бледная кожа, клок рыжих волос на голове и хмурое выражение лица, делавшее его похожим на Барона. Потом цвет кожи немного потемнел, волосы так и остались рыжие, а выражение лица стало и вовсе бандитским. Нефтис казалось, что он просто произведение искусства и она добивалась признания этого от всех окружающих, которые в конце концов соглашались с ней от греха подальше.
Про возвращение в Тевинтер и то, что ждет ее сына там, Нефтис пока не думала. Она решила, что выйдет потом замуж за удачно подвернувшегося рыжего лаэтана, уже всем говорила, что это его сын, но толком не осознавала, что она по этому поводу чувствует. Официальное имя ее сына было Янус Корнелий Сэрбис, но сама она называла его Брэди и хотела как можно дольше пробыть в мире, где его можно будет так называть.
Примерно через полгода после рождения Брэди, где-то во Фрументуме, Нефтис почувствовала, что ее понемногу отпускает эйфория. Случилось это в тот момент, когда она вдруг заметила, что у ее сына очень смешные уши. Дальше она впервые после его рождения попыталась залезть в старые платья и привести себя в порядок не на скорую руку, а на тевинтерский манер. К ее радости, платья на нее залезли, хотя не то, чтобы оказались ей совсем по размеру, скорее именно что залезли. Волосы тоже пришлось довольно долго приводить в порядок, но в конце концов на нее из зеркала посмотрела почти прежняя Нефтис Аргир, только немного полнее телом и худее лицом. И в этот момент она поняла, что все-таки было бы очень неплохо написать Барону о том, что его сын родился и здоров. А еще лучше - показать его ему. И что она сильно соскучилась и хотела бы увидеть капитана. От этих мыслей стало неуютно и Нефтис попыталась выкинуть их из головы. Благо, Брэди давал ей кучу поводов для того, чтобы отвлечься. Она взяла его на руки и он тут же вцепился руками в ее прическу, наводя на голове полный хаос.
15-го Фрументума у Нефтис случилось очередное очень важное происшествие, о котором она собиралась потом обязательно написать Мэй. Ей принесли из кухни не протертую морковку, а просто мелко порезанную! Она тут же пришла в бешенство и побежала в таверну наводить порядок и напоминать о том, что едят младенцы, а что не едят, хотя эта информация и так, наверное, уже снилась повару в кошмарах. Она забежала в таверну и кинулась к стойке с криком:
- Вы тут все с ума посходили что ли?! Я кого по вашему родила, бобра?! Он не сможет это сгрызть, неужели не ясно, что надо тереть, а не...
И тут она увидела Зантию, Оберона, а с ними рядом Барона. Того самого от кого она родила не бобра, а самого красивого ребенка на свете. Правда со смешными ушами. Совсем как у отца. Нефтис ахнула, вцепилась руками в стойку, удержала-таки равновесие, а потом как могла с достоинством прошествовала к их столу и присела рядом. Вообще, она бы предпочла гордо нависать, но у нее слишком дрожали ноги.
- Ну и чего вы тут делаете? Дела какие-нибудь душегубские?

Отредактировано Нефтис Аргир (04-02-2017 23:09)

+1

4

Время текло как-то совсем медленно. Барон нервно стучал пальцами по полупустой кружке. Неужели про них забыли? А вдруг пошли доносить начальству, а те решили, что пираты говорят не правду, и теперь их попытаются схватить. Ульфгир даже встал из-за стола и глянул в запотевшее засаленное окно таверны, дабы убедиться, что они еще не окружены.
- Не волнуйся, придет она. - лениво отозвалась Зантия, - Она же тебя никогда теперь в покое не оставит.
- Да я совсем не… - начал оправдываться Барон, но затем замолчал, решив, что его беспокойство заметно любому присутствающему.
Оберон молчал. Впрочем как всегда. На ворвавшуюся в таверну Нефтис он даже не поглядел, лишь переложил ладонь на рукоять своего меча в ножнах. Его очень нервировали отношения Барона и Нефтис, потому что при каждой их ссоре обязательно что либо происходило. То цетус нападет, то Нефтис не с тем переспит, то еще какая беда.
Ульфгир опять поднялся из-за стола, весь вытянулся и даже, кажется, втянул живот. Конечно он ожидал, что увидит Нефтис, но как-то это все случилось неожиданно. Он даже забыл слова, которые хотел сказать. Кажется там было про то, как он рад ее видеть. Вместо этого же он просто какое-то время молчал, испуганно на нее глядя и еще не до конца веря, что вот она - перед ним. Настоящая. И такая же красивая.
Мудрая Зантия подсела к Нефтис первой и по-дружески ее обняла, понимая, что от мужиков магистресса ласк не скоро дождется.
- Я очень надеялся, что все-таки не бобра. - когда Зантия отстранилась, Барон все-таки подошел к Нефтис и, взяв ее за запястье, заставил ее подняться и притянул к себе в объятия. Сначала не крепкие, но чем дольше они стояли, тем сильнее он ее стискивал руками. - В моей родословной не было бобров. Хотя… я точно не уверен.
В какой-то момент поняв, что обнимаются они слишком долго, и у Оберон уже развивается диабет просто от вида столь слащавой ситуации, Ульфгир выпустил Нефтис и провел ладонями по ее плечам, хотя очень хотелось по сильно выпирающей груди.
- И совсем ты не толстая, - с облегчением заметил Барон, - Что ты мне ерунду писала. Хозяин! Подлей-ка нам еще и принеси что-нибудь для магистрессы.
Все уселись за стол, кроме Оберона, который так его и не покидал. Чтобы хоть как-то обозначить свое приветствие, эльф протянул Нефтис свою руку для пожатия.
- Нас тут выбросило на берег Ферелдена в шторм. Нужны были припасы. Мы уж было собрались отчаливать, как я решил, что все-таки съезжу в Скайхолд. Надеялся, что ты все еще там, и ты действительно была там. - Барон улыбнулся и притянул к себе холодную кружку свеже разлитого эля. - Я хотел познакомиться с сыном. Или дочерью. Или даже бобром. И заодно тебя проведать.
Ульфгир все еще держался строго, и все из-за присутствия своей команды. Заметив это, Зантия незаметно пнула Оберона под столом и кивнула ему на дверь.
- Ты чего меня пнула? - хмуро спросил эльф.
- Пойдем-ка на рынок. У нас целый список вещей, которых бы не мешало прикупить до отъезда. - Зантия со вздохом поднялась из-за стола и потянула за собой Оберона.

+1

5

Получить первое объятие от Зантии было крайне неожиданно, Нефтис растерялась еще сильнее, чем уже была растеряна, но все же испытала сильную благодарность - ей определенно было нужно, чтобы ее обняли. Уж очень страшно было ждать, когда Ульфгир уже наконец заговорит и как он заговорит и что он скажет. Но когда Барон-таки заговорил и даже обнял ее, Нефтис сильно расслабилась. Сама она его не обнимала, но не потому что не хотела, а просто все еще не могла вполне совладать с руками. Просто стояла и думала, что он пахнет точно так, как она запомнила. Ей всегда казалось, что так пахнут море, земля и небо, если их смешать вместе, а теперь она подумала, что так пахнет счастье. И даже не одернула себя, как сделала бы прежде. Теперь она точно знала, что люди от любви глупеют и думают вот такие сентиментальные мысли, а врать себе, что она не любит Барона, она перестала уже давно. Все-таки что-то в мировоззрении меняется, после того, как вытолкнешь из себя целого нового человека. Становишься как-то... ближе к земле что ли.
Все это Нефтис думала и улыбалась Барону, пока он не сделал ее еще ближе к земле. Когда он сказал, что решился на поездку к ней в последний момент, а так их вообще сюда занесло случайно, она как будто шлепнулась на плотно утрамбованный грунт. "Любовь все-таки свинское дело", - мрачно подумала Нефтис. И тут же представила себе, как Барон говорит своей команде: "Ну что, вроде все переделали? Провизией запаслись, корабль починили, в карты поиграли, ром допили, всех шлюх перетрахали, членами померились, что там еще осталось-то... гостинцы для Брэди купили... а, да, давайте все-таки я съезжу, посмотрю что там из этой Нефтис вылезло".
Она стала понемногу закипать, с удивлением осознавая, что так ни на кого не злилась с тех пор, как рассталась с Бароном, а когда тактичная Зантия увела с собой Оберона, дала волю своему гневу:
- То есть ты что хочешь сказать? Если бы не какой-то поганый шторм, то ты бы и не приехал никогда, да?! А я тут...
Что она тут, Нефтис не договорила, так как сама не знала толком, что она тут. Вместо этого она решительно начала есть что-то из тарелки, принесенной хозяином, который еще что-то сказал про то, что морковку уже трут. Она покивала и продолжила есть, собираясь с мыслями. Брэди пока спал и будить его ради того, чтобы он тут же заплевал ее тертой морковкой, она не очень спешила. И показывать его Барону - тоже. То есть, она покажет, конечно же. Но сначала доест и послушает, что он еще ей скажет.
- Сейчас доем и пойдем к сыну. Ты мое последнее письмо получил, как я поняла? И чего не отвечал - писать разучился?

Отредактировано Нефтис Аргир (05-02-2017 22:48)

+1

6

И тут началось… иногда создавалось ощущение, что они оба высушенными перекати-поле в жаркую и ветреную  погоду. Стоило только температуре увеличиться, как они тут же вспыхивали и сжигали все вокруг себя. Барон чувствовал как воздух вокруг начинал потрескивать, но для себя решил, что будет оставаться спокойным и рассудительным, и постарается не лезть на рожон. В конце концов, Нефтис хоть уже и не была беременной, но все еще вполне могла бы быть очень эмоциональной и чувствительной. Этакой Нефтис в кубе.
- Не приехал бы, уж точно не в этом году. Да и нужен я тебе был? Я не хотел лезть в твою жизнь. - спросил Ульфгир женщину, хмуро глядя на нее из-под бровей. - Я уверен, что твоя жизнь намного легче без меня. Что бы я тут делал? Как бы помог?
Как только Нефтис заговорила про сына, пират вдруг поменялся на глазах - вытянулся, пересел ближе и заулыбался.
- Сына? Сын? - ему очень хотелось сдержать улыбку, но вместо этого он глупо рассмеялся и нервно почесал свою бороду. Тогда, читая письмо, в котором он узнал про ребенка, он ощущал совсем другие чувства и в какой-то мере даже не верил Нефтис. Но теперь будучи так близко к тому, чтобы увидеть своего сына в живую, Ульфгир рассеянно улыбался и даже не знал с чего начать спрашивать. Он чувствовал как его грудь наполняется теплым и щекочущим чувством предвкушения, и буквально видел как он сейчас выбежит из таверны, а навстречу ему прибежит его сын. Обнимет его и скажет, что он очень рад его видеть, и что он не верил всему плохому, что говорила о папе мама. И что он хочет деревянный кораблик и пойти играть в магов и храмовников с камушками.
Барон покачал головой, вспоминая, что сын вряд ли успел вырасти настолько, но он все равно будет очень счастлив его видеть.
- Он уже ходит? Говорит? Надеюсь, что он похож на тебя, ему так будет проще. - от чувств Ульфгир схватился в руку Нефтис, перебирая ее пальцы своими. - А что ему нравится? А ты ему про меня рассказывала? Я ему совсем подарков не привез, я же не знал, что вот… Хотя, Кнут кое-что ему передал. Я с собой взял. Но мы можем хоть сейчас пойти на рынок и купить ему все, что нужно! Кроватка? Стульчик? Игрушки какие-нибудь? - Барон вынул из кармана кожаный кошель с монетами и заглянул внутрь. - А если не хватит, то я сбегаю к кораблю и принесу больше.

+1

7

Нефтис уже чувствовала, как ее рот наполняется едкими, прямо-таки ядовитыми словами. Но не успела она решить, с какого из них стоит начать, чтобы задеть Барона посильнее, как он начал говорить о сыне и ей показалось, что вместо яда и горечи ее рот наполнился мармеладом. Она начала улыбаться и улыбалась все сильнее по мере того, как Барон продолжал говорить. Наконец-то! Наконец-то она встретила его - единственного вменяемого человека в Тедасе, человека, которому Брэди был интересен настолько же сильно, как и ей самой. Возможно, если бы она посидела на месте еще немножко, то ей открылся бы тайный смысл брака, который изначально был нужен в частности для того, чтобы было с кем разделить дикую, всепоглощающую любовь к своему чаду и не мучить ею других людей. Но Нефтис было не до мудростей, она вскочила, схватила Барона за руку и потащила за собой, забыв дождаться морковки. Впрочем, она была уверена, что морковку ей принесут, во избежания ее новых появлений в таверне.
Пока Нефтис мчалась к своей комнате, она все время говорила, громко и очень страстно:
- Сейчас, сейчас ты его сам увидишь, так-то описать сложно, но по-моему он все-таки на тебя больше похож, хотя это странно, ведь он очень красивый! Так выходит и ты очень красивый? Наверное, так и есть. У него глаза, как у тебя и волосы тоже и такое выражение лица, как у тебя... Разные выражения лиц, но почти все твои. Вот если его разбудить внезапно, то это будешь ты, когда мы с Цетусом дрались. Только кожа смуглее и зубы на мои больше похожи. У него их целых два! Один сверху, один снизу. Только не придумывай теперь тупые шутки, про то, что у меня только два зуба! Он умеет ползать и сам переворачивается даже! Садиться сам пока не может, но если я его на стульчик сажаю, то очень здорово сидит. И игрушками кидается так далеко, мне кажется, не каждый взрослый так кинет. Несколько уже сломал даже, а ведь они были из цельного куска дерева, без шарниров всяких! И он очень умный, он все-все понимает вообще. Я ему про все рассказываю и про тебя много раз рассказывала. Только я несколько деталей опустила, ему еще рано про шлюх знать. Но вообще я всегда-всегда ему говорю, что ты герой. Только я не знала, жив ли ты, так что на всякий случай придумывала красивую историю про то, как ты погиб. Как же хорошо, что ты жив! - Нефтис внезапно остановилась и порывисто обняла Барона, - как же я рада, что ты жив! - простояв так, прижавшись к нему, с полминуты, она продолжила свой бег. - И хорошо, что ты привез, что там Кнут подарил, ему точно понравится. И, конечно, надо будет пойти все купить! - раньше в этом месте Нефтис непременно сказала бы что-то другое. Что-то про то, что она вообще-то очень богатая и у ее сына есть, все что нужно. Но с момента ее путешествия на Лломерин она научилась хоть немного понимать, что у других людей тоже есть чувства и что без желания задевать их не стоит. Она поняла, что Ульфгиру хочется сделать что-то для сына и не собиралась ему мешать. Тем более, что покупать вещи для Брэди она очень любила.
Наконец забежав в комнату, она тут же перестала кричать и прижала палец к губам, подводя Барона к деревянной кроватке.
- Вот, смотри, он спит. И, он, конечно, самый лучший ребенок на свете, но все-таки гораздо лучше, когда он спит.

+1

8

Торопясь следом за Нефтис, Барон уже придумывал, что бы такое сказать сыну, чтобы не казаться слишком слащавым, но при этом заботливым отцом. Тот, конечно, все равно ничего не поймет, но может быть запомнит эту их встречу и когда-нибудь, уже во взрослом возрасте, припомнит этот самый момент, так что первое впечатление было очень важные.
Барон споткнулся о неожиданные лестницы и закивал Нефтис, слушая как ребенок кидается вещами и сидит на стуле. Ничего себе, думал Барон, сидит на стуле! Прям как он. Весь в отца! Такой молодец!
Нефтис вдруг остановилась и прижалась к нему, и на секунду Ульфгир даже подумал, что она сейчас признается, что нет никакого ребенка и она все придумала, ведь у нее часто возникают сумасшедшие мысли. Но чем дольше длились объятия, тем быстрее испарялись плохие мысли: не обманывала. Она вся такая счастливая и радостная, кажется, Барон никогда ее такой не видел. Ему самому хотелось улыбаться ей в ответ и глупо смеяться. Удивительно, что делают гормоны, передающиеся обнимательным путем.
Они наконец вошли в комнату, и мужчина замер. Он старался не дышать, боясь, что укрытый покрывалом краснощекий малыш может вот-вот взорваться криком. Криком радости от появления отца, наверное.
Ульфгир придвинулся к кроватке неуверенным шагом и загляну внутрь. У его сына и правда были рыжеватые волосы, торчащие ирокезом посреди головы, но вот лица было не разглядеть - малыш спал, отвернувшись от родителей и уткнувшись толстыми щеками в подушку. Барон потянул было к нему руку, просто чтобы дотронуться до пухлых пальчиков, торчащих из-под одеяла, но потом одернул себя, побоявшись разбудить сына. И вообще, тот был весь таким маленьким, и взрослый мужина наверняка мог бы его легко сломать, если захотел бы взять его на руки.
- И он здоровый? Он выглядит так, что очень здоровый. А как его зовут? - Стараясь не скрипеть половицами, мужчина обошел кроватку с другой стороны, чтобы хоть как-то разглядеть лицо, и навис над спящим сыном. - А роды прошли нормально? Без проблем? И что ты говорила про то, что ты толстая? Ты отлично выглядишь. А он и правда похож скорее на меня. Я в детстве тоже был щекастым.
Барону нравилось тешить себя идеей, что сын весь в него, и он совсем забывал о том, что все дети когда-то были щекастыми, и то было не его исключительной особенностью.
Видя перед собой вот это маленькое и рыжее, он с грустью вспоминал, что когда он был такого же возраста, на него не смотрели с такой заботой и любовью родители, да и он вообще никому не был нужен. Как же повезло его сыну, что у него есть и любящая обеспеченная мать, и такой же любящий, хоть и далекий, обеспеченный отец. Ведь с таким набором родственником весь мир будет у его ног. Он сможет стать моряком, или пиратом, или магистром, или простым воякой - кем ему захочется.
Малыш задвигался, причмокивая губами, и стал понемногу ворочаться и открывать глаза.
- Ой… я что-то не то сделал. - Барон поспешно отпрянул от кровати и продолжал его разглядывать на расстоянии вытянутой руки. - Я его просунул. Он сейчас кричать начнет, да?
Дав возможность Нефтис самой разбираться с ребенком, мужчина сделал шаг в сторону, чтобы не мешаться, и с неподдельным интересом принялся разглядывать игрушки. - А ему уже можно лошадку купить? Такую, покачивающуюся, знаешь. Он же все равно скоро будет уметь сидеть.

+1

9

Нефтис проворно схватила Брэди на руки, пока был хоть какой-то шанс усыпить его снова. Если он окончательно проснется, то начнет душераздирающе орать и уложить его спать можно будет только часа через два. А ей бы не хотелось прерывать общение с Бароном так надолго. Она в общем-то еще не до конца верила, что он действительно здесь. Она начала издавать тихие шипящие звуки и в промежутках продолжала разговаривать таким же шипящим шепотом:
- Фшшшш, шшш, спиии... он почему-то всегда засыпает, когда я шиплю, но это только если до конца не проснулся. Если проснулся, то все бесполезно, хоть шипи, хоть кричи, он будет какое-то время орать, как... как ты, когда не согласен с чем-то, - она улыбнулась, - а зовут его Брэди. Фшшш...Ну то есть, для тех, кто из Тевинтера его зовут Янус Корнелий. Янус - это в честь Йена Лавеллана, эльфа, который помог мне при родах, они, кстати, нормальные были, все было в порядке, - Нефтис уже напрочь забыла про то, как ей было страшно и была уверена, что роды - это, в общем-то дело плевое, можно и еще пару раз родить, - а Корнелий - это родовое имя Аргиров. Но я его зову Брэди. А если полностью - Брэди Ульфгир Ангархолд. Но про это имя знаю только я и мои друзья. Я хотела поначалу придумать что-то такое общее,шшшшш, чтобы можно было и дома, и для себя называть одинаково, но как-то... не вышло. Слишком уж дома все одно, а то, что мне ближе... другое, - Нефтис еще не разговаривала с собой толком на эту тему и тем более не была готова развивать ее с Бароном. Надо было сначала все же поверить, что Барон реален.
Брэди меж тем зачмокал, вдохнул и заснул. Нефтис перевела дух. Еще где-то час у нее точно есть. И можно наконец ответить на главный вопрос:
- Я писала, что я толстая, потому что я и правда была толстая! - шепотом вскричала Нефтис, - пока не родила! А потом оно все куда-то делось, наверное, потому что Брэди все время что-то нужно, а перепоручить это кому-то другому, я не могу. Все всё сделают не так! А лошадку ему точно можно купить, я кажется, даже видела, что такую продают здесь.
Она положила Брэди обратно в кровать и повернулась к Барону, все еще добрая и улыбающаяся.

+1

10

Барон кивал и, кажется, совсем не слушал о чем говорила Нефтис, завороженно наблюдая за тем как та мастерски успокаивала ребенка. Вот уж о чем он бы никогда не подумал, так это то, что роль матери так пойдет Нефтис. Она даже выглядела красивее и привлекательнее обычного. А все из-за Брэди. Брэди? Что это еще за имя такое? Настолько простецкое и глупое, что даже величавая фамилия Агнархолд не придавали ей важности. Да даже Янус Корнелий звучал лучше!
Барон нахмурился.
- То есть… погоди, то есть ты его назвала в честь того вшивого придурковатого кока?! - громким шепотом поинтересовался Барон, складывая руки на груди. - Святые ягодицы Андрасте! Он же даже коком был ненастоящим, квартирмейстер держал его из-за родственных связей и жалости. И ты решила моего ребенка назвать его именем?
В доказательство, что имя Брэди ну никак не подходит его сыну, Барон даже было хотел поднять малыша из кроватки и потрясти им в воздухе. Но потом опомнился, вспоминая, что совсем не знает как его брать на руки, и вдруг еще его уронет, и тот навсегда останется таким же особенным как Брэди Старший.
- Он Янус! - отрезал пират важно, - Но мы можем сокращенно звать его “Ян”, а то другие дети придумают ему дурацкие клички вроде “Ануса”. Ян Агнархолд! Очень красиво.
Барон уже было начал думать, что даже Янус не самое подходящее имя, так как сам уже не мог абстрагироваться от его будущей клички.

Отредактировано Красный Барон Ульфгир (10-02-2017 23:42)

+1

11

Вот теперь Нефтис вполне верила, что перед ней и правда Барон. Кто же еще может испортить любой момент ненужными и нелепыми претензиями?! И этот его тон, как будто и в этом вопросе его слово было решающим! Да еще даже непонятно, сколько времени он тут проведет, а ей с этим ребенком теперь жить всю жизнь! Ну, точнее, пока он не вырастет и не захочет жить отдельно, но может он и не захочет, ведь у него лучшая мама в мире и все равно никто его будет не достоин... В общем, Нефтис начала понемногу наступать на Барона и шипеть злобным голосом:
- Его зовут Брэди, потому что этот, как ты говоришь, вшивый кок, единственный был добр ко мне на твоем сраном корабле, пока я чистила сраную картошку! Он помог мне не повредиться в уме, пока я была в плену и...и... вообще я думала, что он тебе больше нравится, я не знала, что он и кок-то не настоящий... хотя по его еде это было заметно... В общем! - тихо вскричала Нефтис, подойдя к Барону вплотную, упершись в его грудь обеими руками и слегка толкнув его, - в общем, я сказала, что его зовут Брэди, значит его зовут Брэди! И Янус, а не Ян! Яном звали моего ручного павлина, который у меня был в детстве, я не могу звать так ребенка, это птичье имя! Так что вот так! Иначе вообще переназову его и будет он Нефтис Аргир младший!
На самом деле ей не так уж и нравилось имя Брэди, просто она находилась в беременном и послеродовом романтическом угаре и все, что было связано для нее с Лломерином или ее путешествием до него, казалось ей прекрасным. Таким образом и имя кока, который, впрочем, и правда был с ней добр и помогал налаживать отношения с Бароном в своей, весьма своеобразной манере, казалось ей очень даже милым и подходящим для самого красивого ребенка на свете. Хотя если бы пару лет назад в Тевинтере она наткнулась на кого-то с именем Брэди, то она бы вовсе не нашла это имя хоть сколько то красивым, а наоборот долго бы смеялась и злословила.

+1

12

Барон от негодования стал нарезать круги вокруг кроватки с сыном. При этом он старался быть очень тихим, чтоб его не разбудить, из-за чего пирату было очень непросто изобразить то, насколько он разозлился.
- Ты даже не имеешь представления, что могло бы с тобой случиться, если бы ты попала на какой-нибудь другой корабль, милая. - сбивчивым шепотом аргументировал Барон. Остановившись возле Нефтис, он вцепился своими руками в ее запястья, давая волю слабому току взаимодействовать с женской кожей, - Тебе повезло, что Брэди был полоумным и даже не смел ничего помышлять в твою сторону. Но если бы его там не было, с тобой бы тоже ничего страшного не случилось, потому что я хотел, чтоб ты была только моей. И все об этом знали. На другом корабле с другими пиратами ты могла бы быть общей. - Ульфгир дернул Нефтис на себя, все еще не отпуская ее рук и не сводя своего взгляда с ее темных глаз, - И все, что произошло на корабле, случилось в основном благодаря тебе. Ты меня очаровала, приманила и лишила холодного рассудка, - все это Барон продолжал шептать со злостью, выплевывая некоторые слова. Изначально он хотел сказать что-то другое, не относящееся к их отношениям, но в итоге получалось почти признание в любви, сдобренное гневом. -  А ты все Брэди, Брэди!
Словно опомнившись, мужчина вдруг заметил, что стоит к Нефтис слишком близко, так, что ее полные от молока груди касались застежек его куртки. Он был так близко, что мог рассмотреть каждую трещинку на ее сочных губах, и знакомые тонкие морщинки, залегшие вокруг, которые были особо заметны, когда она смеялась. Он был так близко, что хотел ее поцеловать, но вместо этого чуть отстранился и вздохнул.
- Твои родители знают? Что ты им сказала?
Барон отсрочивал любую возможную близость, так как уже не понимал, считается ли он любовником Нефтис или нет. Может быть она его уже давно разлюбила, и те объятия, что она подарила ему по пути в эту комнату, были лишь дружескими.
Нет, не дружескими, - уговаривал себя Ульф. Нефтис была ему очевидно рада, и даже почти не злилась на него за то, что он так больше ей никогда не писал и вообще не особо интересовался ее жизнью без него.
- Я был виноват. - признался он, уже вслух. - Что не написал тебе ответ. Прости. Я думал, что так будет проще, а оказалось, что не очень. Только все испортил как всегда.
Мужчина все так же держал запястья Нефтис, но теперь аккуратно, не сжимая их, давая ей возможность отринуться.

+1

13

Нефтис очень хотела возмутиться и начать все отрицать. Нет, не приманивала, не очаровывала, просто попала в плен и все тут! Но слова как-то не шли. Возможно, потому-что она сама в это нисколько не верила, ведь она и правда хотела тогда приманить его, очаровать, а в особенности лишить холодного разума. И сейчас ей было приятно слышать его слова. Так что нет, возмущения у нее не вышло. Вышло только вздрогнуть, почувствовав запястьями легкий разряд тока, моментально пробудивший в ней приятные воспоминания. Она чувствовала, как наполняется изнутри нетерпеливым жаром и уже почти потянулась к нему, чтобы поцеловать, но тут Барон отстранился и что-то спросил. Нефтис заморгала, как будто просыпаясь и мучительно попыталась собраться с мыслями, чтобы понять при чем тут вообще ее родители. Зачем он о них спрашивает? Что она им сказала о чем? Она должна была о чем-то с ними поговорить? Отношения Нефтис с семьей были настолько формальными, хоть и считались теплыми, что ее не сильно интересовало их мнение по любому поводу. И ее сын был не исключением. Постепенно она осознала, что именно про это Барон и спрашивает, интересуется, не разразился ли скандал в благородном семействе, но только она открыла рот, чтобы сказать, что ей было не до того, чтобы писать письма домой, как он извинился. Вот прямо по-настоящему признал, что был неправ и сказал "прости". Не "прости, но это ты во всем виновата", не "прости, что-что ты сказала?!", а прямо-таки извинился и казался при этом вполне искренним. Нефтис даже ахнула немножко и сразу все простила.
- Знаешь... - хриплым шепотом заговорила Нефтис, когда смогла наконец прийти в себя, - давай о родителях поговорим попозже, - она облизала пересохшие от волнения губы, чтобы потом решительно кинуться целовать Ульфгира. И только прикоснувшись к нему губами, поняла, что скучала по этому почти непереносимо.

+1

14

В этот раз поругаться как следует не получилось, и Барон совсем об этом не жалел. Судя по всему им сначала надо насытиться друг другом и только потом начинать разборки в их духе. А сейчас…
А сейчас Барон просто обомлел под поцелуем Нефтис. Он еще что-то бормотал ей в губы, но что-то бессвязное и что-то про ее груди. Ее губы были горячими и влажными, и лишь одно их прикосновение окатило мужчину нетерпеливом жаром. Он вдруг вспомнил их страстную близость на корабле, а потом на берегу, в его спальне, в ее спальне, в ванной, на песке. Ощущение влюбленности, в которой он тогда пребывал, но не желал в этом признаваться, снова властно закрутило его в череду приятных и сладких ощущений.
Обхватив талию Нефтис одной рукой и придерживая ее затылок второй, Ульфгир с жадностью ответил на поцелуй, скользя языком в ее рот и в мгновение делая поцелуй бесстыдным. Он уже внутренне трясся от нетерпения и желания точно так же войти в нее своим членом, трахнуть ее раз, а потом еще и еще, пока не останется сил. Сжав жесткие волосы Нефтис в своих пальцах мужчина осторожно потянул ее голову от себя, размыкая поцелуй и молчаливо глядя ей в глаза. Его взгляд переместился на спокойно спящего в колыбели сына, оценивая состояние его покоя. В конце концов, думал Ульф, даже если Брэди (Ян! Ян!!!) что-то увидит или услышит, то то вряд ли оставит след на его психике, ведь он еще совсем маленький и ничего не запомнит. Так что можно было не опасаться, что из ребенка вырастет сексуальный маньяк.
Ладони мужчины переместились на налитую грудь Нефтис, попутно стягивая ее рукава с плеч и спуская край ворота ниже. Ее соски были больше и темнее чем он помнил, и от чего-то его это только сильнее возбуждало. Его возбуждало, что она была матерью его сына, и что изменения ее тела произошли именно из-за деторождения. Пока его взгляд блуждал по  ее лицу и, чаще всего, груди, руки помогали Нефтис с ее одеждой. Впрочем дальше чем задрать повыше юбку и впиться пальцами в ее обнаженные ягодицы дело не дошло. Выставив свое бедро вперед между ног женщины, Ульфгир толкнул ее навстречу кушетке, давая ей удобно устроиться в позиции полулежа. На минуту оставив свои прикосновения к женскому телу, мужчина уперся одним коленом о мягкое сиденье и принялся торопливо снимать с себя куртку и рубашку.

+1

15

Нефтис ощутила возбуждение такой силы, что даже если бы она сейчас захотела отстраниться от Барона и все-таки поговорить о родителях, то просто не смогла бы. Более того, даже если бы сейчас на Скайхолд напал... да кто угодно, хоть этот навязчивый и уже по счастью мертвый Корифей, Нефтис не остановилась бы. Разве что прервалась бы на то, чтобы задушить прервавшего своими же руками. Она и не подозревала, что так соскучилась по сексу, ей казалось, что она в общем-то не страдает от своего непонятно откуда взявшегося воздержания. А сейчас Нефтис не только поняла, что очень даже скучала по сексу, она еще и поняла, откуда взялось воздержание. Ничего загадочного в этом не было и колдовского тоже. Барон точно не привораживал ее, не платил колдунье, чтобы та сожгла жабу в полночь, чтобы ноги Нефтис сомкнулись навечно. Она просто никого кроме него не хотела, потеряла такую возможность с тех пор, как загорелась с ним одним огнем и разделила такие ощущения, о существовании которых раньше даже не подозревала. А после рождения Брэди (или все-таки Яна? Брэди старший и правда был не того... ладно, потом про это, потом) Нефтис и вовсе не представляла как и главное зачем ей спать с кем-то кроме Ульфгира. Просто пока этого самого Ульфгира рядом не было, задумываться о таком было слишком страшно.
Но сейчас он был рядом, прикасался к ней так же, как тогда, выглядел таким же возбужденным, как и она. Нефтис даже глухо застонала от предчувствия близости и потянулась к нему руками, помогая распустить шнуровку на брюках. Когда ее руки наконец нашли самую важную часть Ульфгира и помогли ей выйти на свет, она поразилась тому, какая красивая оказывается штука этот член. Совсем забыла уже, как он выглядит, надо же, как гармонично и правильно и... больше она уже не думала.

0

16

От прикосновения женских пальцев Ульфгир вздрогнул и подался ближе, испуская едва слышимый стон. Обняв Нефтис за бедра и чуть приподняв к себе, он вжимался между ее ног, жадно ища больше близости и качая бедрами так, словно бы они уже приступили к соитию. Мужские жесткие от соли, канатов и ветра ладони хаотично ласкали мягкое женское тело. Ему хотелось дотронуться до нее везде, но в то же время он чувствовал как нетерпеливо обжигало его нутро пламя похоти. Губы Ульфа то сжимали губы Нефтис в скором но глубоком поцелуе, то скользили вниз по ее шее в жадном желании добраться до сосков и почувствовать как поднимаются ее груди с каждым вздохом.
Обхватив ладонь Нефтис поверх своего члена, Барон стал торопливо ею двигать, помогая любовнице найти тот ритм, который ему сейчас нравился. Его пальцы, до этого сжимающие бедра магессы, скользнули между ее ног. Пробежавшись подушечками по жестким волосам, Ульф направил два пальца между налитыми кровью складками, выискивая влажное отверстие и медленно в него проникая.
- Уедем. Уедем со мной, а? Что тебе здесь делать? Что вам двоим здесь делать? - сбивчиво зашептал Барон, ритимично двигая пальцами внутри Нефтис. Вообще, изначально он не собирался ее никуда приглашать и хотел подробнее узнать о том, знают ли ее родители о их сыне. Но вот сейчас у него словно мозг отключили, и кроме как мольб с ним уехать у него других слов не выходило. На самом деле ему хотелось сказать “Пошли, мы будем жить вместе, я буду трахать тебя каждый день, а то я соскучился”, а потом он вспомнил про сына и про то, что Нефтис без сына точно никуда не поедет.
Вытащив свои пальцы, Барон провел ладонью по лбу Нефтис, убирая темные волосы в сторону. Чуть переместившись по кушетке, он обнял бедро женщины и толкнулся навстречу, входя в нее.
- Я тебя не отпущу в этот раз. - уже с жесткостью в голосе продолжал Ульфгир, словно бы это была вина Нефтис, что она вынуждена была уехать. - Привяжу к кровати. Буду трахать так, что забудешь про всю свою родословную. Никуда ты не уедешь.
Влагалище Нефтис подстроилось под него очень быстро, и Ульф почти сразу стал двигаться резче и чаще, с каждым толчком загоняя свой член глубже. Он отстранился и выпрямился, положив свою руку на грудь Нефтис и прижимая ее к подушкам кушетки. Уперевшись одной ногой в пол, а другой в те же подушки, мужчина прикрыл глаза, чувствуя как раз за разом приближается к столь ожидаемому моменту разрядки. Сейчас он не мог медлить, сейчас ему хотелось трахнуть Нефтис и кончить в нее, тем самым заново делая ее своей.

+1

17

Нефтис пыталась что-то сказать в ответ на слова Барона, но выходило у нее только раз за разом выдыхать:"Да!" Она плохо понимала, что именно он ей говорил, по хорошему говорить он мог что угодно, хоть просить у нее переписать на него все имущество, у нее не было никакой возможности сконцентрироваться на смысле его слов. Где-то у нее в голове они откладывались, но сейчас она говорила "да" не словам, а действиям, его рукам, его члену, всему, что он делал. Она изо всех сил закусила губу, чтобы не закричать, когда он в нее вошел. Во рту появился отчетливый вкус крови, но это только подхлестнуло возбуждение, если это вообще было возможно.
Нефтис одной рукой гладила его руки, а другой вцепилась в кушетку, понемногу надрывая ее обивку. Она чувствовала, как ее тело просыпается после долгой спячки, вспоминала, какие волны лавы начинают подниматься в ней от близости Ульфгира. Ей даже не столько хотелось сейчас испытать оргазм, сколько было приятно чувствовать себя опять самой собой до конца, опять живой. И еще ей страшно хотелось, чтобы он в нее кончил. Это казалось таким естественным и желанным, что она даже дрожать начала от нетерпения и хищно подаваться бедрами ему навстречу. Ни о каких последствиях она совершенно не думала. Нефтис наконец-то жила так, как ей было удобно - желаниями и чувствами, а не мыслями. Мыслей за последнее время и так было очень много. Мысли, раздумья, выбор разумного пути и правильных решений. Она всего этого не хотела. Она хотела, чтобы Ульфгир всегда был рядом. Ну или если даже не всегда именно рядом, то где-то поблизости, чтобы он мог каждый день трахать ее и кончать в нее. Тогда все в ее мире стало бы правильно. Вот как сейчас.

0

18

“И не было у нее никаких мужчин” - сбивчиво думал про себя Барон, злясь и заводясь от одного только мысли. И хотя было очевидно, что беременная, а позже и родившая женщина едва ли интересовалась плотскими утехами лишь бы с кем, неоправданная ревность все равно подстегивала мужчину, заставляя двигаться резче и глубже. Пошлые шлепки от соития двух тел уже перестали быть тихими и грозились вот-вот разбудить спящее дитя, да только вот ни мать, ни отец об этом уже не беспокоились.
Ухватившись обеими руками за бедра Нефтис, Ульфгир жадно тянул ее на себя, почти не позволяя ей двигаться при этом самой. Он вдруг подумал о том, что все то, что он испытывает, то, что чувствует, абсолютно сравнимо с тем, что было год назад, словно бы за все это время Нефтис не вытолкнула из своего чрева целого человека. Единственным отличием, разумеется, были налитые тяжелые груди и какая-то особенная приятная мягкость ее тела.
Мужчина остановился и пересел на кушетку, тут же подтянув к себе Нефтис. Он был уже готов кончить, но прямо сейчас ему хотелось вновь почувствовать тяжесть и жар женского тела на себе, и завороженно смотреть как дразняще подпрыгивают сочащиеся соски перед самыми глазами. Усадив магессу на свои колени, Ульф помог ей опуститься на свой член. Двинув своими бедрами навстречу, он шумно вздохнул ей в плечо и зарылся носом в темные волосы. На мгновение ему показалось, что он, расчувствовавшись, уже начал было терять то сильное ощущение возбуждения, но как только Нефтис задвигалась в ответ, то поднимаясь, то опускаясь, его вновь окатило горячей волной.
Движения уже перестали быть точными и выверенными, Ульфгир сбивался, но чувствовал как желанная разрядка подбирается все ближе. Занемевшие от выбранной позы мышцы напряглись, мужчина сделал глубокий вздох и с шумом выдохнул, позволяя сладостному ощущению прокатиться по всему телу. Вздрогнув и замерев, он какое-то время просто сидел, вжавшись лицом в грудь Нефтис. Он мог слышать бешеный ритм ее сердца, от чего-то убаюкивающий и успокаивающий. Все было на своих местах.
Опомнившись и наконец-то выпустив Нефтис из своих рук, Ульф растерянно улыбнулся и попытался натянуть на себя штаны, но, оставив данную затею, просто откинулся на спинку кушетки и прикрыл глаза.
Маленький мальчик, словно почуяв, что родители уже перестали друг другом интересоваться, тихонько захныкал. Ульфгиру показалось, что малыш не такой уж и громкий и с ним вполне можно было бы сосуществовать. Разумеется подобные выводы он делал лишь со своей колокольни, ведь сам он стал отцом лишь недавно - буквально двадцать минут назад.

+1

19

Нефтис с трудом сдерживала стоны, просто тяжело дышала, иногда срываясь на хрип. Она так ждала его разрядки, что ее собственный оргазм накрыл ее почти неожиданно, она слегка задохнулась, издала тихий звук, похожий на всхлип, а потом замерла. Сидеть на Ульфгире и чувствовать, как он прижимается к ней, делить с ним момент тишины также полно, как только что момент страсти - это было... Хорошо. Нефтис не хотелось подниматься, не хотелось начинать жить вне их близости, в мире, где надо думать и разговаривать. В мире, где очень скоро проснется ее сын и поднимет такой шум, что Барон три раза пожалеет о том, что позвал их уехать с собой. Так, он что серьезно звал ее уехать с собой?! Нефтис внезапно вспомнила, на что именно она отвечала страстным:"Да, да!". Ульфгир уже отстранился, она встала и медленно направилась в кроватке и даже немного пошипела на Брэди, а мысли все еще были в беспорядке. Он серьезно что ли? И что она по этому по поводу думает? И возможно ли это вообще?
Нефтис облокотилась о кроватку сына, смотрела на него и выглядела безмятежной и сонной, но мысли ее неслись галопом. Во-первых, Барон мог это сказать просто так, от того, что секс. Мужчины чего только не говорят в такие моменты и если бы они всегда исполняли то, что обещали, то Нефтис уже была бы архонтом. Во-вторых, даже если он был серьезен, он же просто не представляет пока, что такое жить с ней и с ребенком. Они будут ссориться и трахаться, а ребенок - орать и орать. Еще пачкать пеленки и есть. Хорошо ли им будет жить вместе? Ну и в в-третьих, никто из друзей Нефтис не поддержит такую идею. Все будут против и приведут ей кучу убедительных доводов о том, почему именно она не должна этого делать.
Так что уехать надо быстро и тайно! Приняв это очевидное решение Нефтис подняла голову и посмотрела на Ульфгира:
- Скажи, ты серьезно хочешь нас забрать? Потому что я готова уехать прямо сейчас.

Отредактировано Нефтис Аргир (09-03-2017 20:52)

+1

20

В своих мыслях Барон уже спускался в таверну и подгонял Зантию с Обероном. Им надо было торопиться. Несмотря на свое внезапное решение наведать Нефтис, оставаться в Скайхолде он не собирался. Не собирался, но ему бы хотелось бы. Он даже обдумывал такую возможность как вернуться сюда через месяц, чтобы провести побольше времени с Нефтис и сыном.
Вопрос любовницы застал его врасплох. Он, конечно, помнил, что бормотал во время их соития, но тогда ему было слишком хорошо, он хотел сказать что-то приятное и не рассчитывал, что она согласиться. В его понимании Нефтис все еще была тевинтерской магистрессой со своими целями, но ее решимость уехать в чем-то доказывала, что она либо чокнулась на почве беременности, либо и правда влюбилась.
И Барон, наверное, тоже чокнулся на почве беременности и отцовства и тоже влюбился, раз начал бормотать себе под нос что-то похожее на смирение с ситуацией: “Хорошо… дай подумать как мы это провернем. Корабль не очень приспособлен для детей, но Зантия что-нибудь придумает. ”
Ульф притих, сложил руки на груди и серьезно задумался. Во-первых, взять свои слова обратно он уже не мог, а, во-вторых, не хотел. В любой другой момент его гордость бы задушила бы на корню его просьбу Нефтис приехать, и только будучи одурманенным похотью он смог выдавить из себя слова приглашения. Значит, пусть все произойдет так, как суждено. Пусть Нефтис едет на Лломерин вместе с ним. В конце концов, это еще не означает, что они сделали шаг навстречу “и жили они счастливо, и умерли в один день”. Наоборот, постоянная жизнь бок о бок наверняка принесет больше проблем и ссор. Им это надоест. Нефтис хлопнет дверью, а Барон уйдет в море на месяца. Они снова ранят друг друга словами, магией и лезвием, и никогда не признаются в своей вине. Но после этого всего они обязательно помирятся, займутся сексом и, глядя на подрастающего Брэди, вспомнят, что он и есть плод их любви, о которой они порой забывают под покровом гнева и ревности.
- Как долго ты будешь собираться? - Ульфгир поднялся с кушетки и наконец-то натянул на себя штаны. Даже если бы Нефтис сказала час или два дня, он бы согласился, как и согласился на всю эту авантюру. Но все-таки он очень надеялся, что она соберется как можно быстрее, ведь помимо этого ей еще придется прощаться со всеми своими друзьями и помощниками. (Интересно, а та самая подружка все еще здесь?).
- Ты собирайся, я пойду в конюшню и поинтересуюсь можно ли арендовать повозку, а так же предупрежу Оберона с Зантией.
Приведя свою одежду в порядок, мужчина подошел к Нефтис и как-то смущенно поцеловал ее в щеку. Когда он ее трахал, он совсем не стеснялся, а вот платонически ее целовать до сих пор получалось немного неловко. Еще раз заглянув в кроватку со спящим сыном, Ульф кивнул и переглянулся с женщиной, мол, “ну я пошел, да?”, и вышел из комнаты. Спускаясь по крутой лестнице вниз он все никак не мог перестать волноваться о том, что Нефтис передумает.

0


Вы здесь » Dragon Age: The Abyss » Настоящее » 15 Фрументума 9:42 ВД. Долгожданная неожиданность


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC