Dragon Age: The Abyss

Объявление

14.11.16
Dragon Age: The Abyss переходит в режим камерного форума. Подробности в теме.
08.08.16
"Пять вечеров" со всеми! Задавайте вопросы любому персонажу форума.
21.07.16
Dragon Age: The Abyss отмечает первую годовщину!
13.06.16
Открыт новый сюжет: "Паутина Игры". Сможет ли кто-то восстановить порядок в Орлее?
02.04.16
Открыт новый сюжет: "Мы последние из Элвенан". Городские и долийские эльфы, объединитесь, чтобы вернуть Долы!
10.02.16
Предложение к 14 февраля: Мабари любви!
09.02.16
Обновлены правила форума. Подробности - в теме новостей.
21.01.16
Dragon Age: The Abyss отмечает свой первый юбилей - нам полгода!
28.12.15
Началось голосование по конкурсу "Чудо Первого Дня"! Успейте отдать свой голос до 1.01.2016.
11.12.15
Близится Новый Год. Успей порадовать себя и других конкурсом "Чудо Первого Дня"! Заявки принимаются до 27 числа включительно.
04.10.15
Обновлены правила форума. Подробности - в теме новостей.
03.10.15
Открыт новый сюжет "Небесный гнев". Просим подтвердить участие.
11.09.15
На форуме открыта тема "Общая летопись". Не забывайте отмечать в ней завершенные эпизоды.
01.08.15
Дорогие игроки, не забывайте обновлять дневники ваших персонажей.
21.07.15
Dragon Age: The Abyss открывает двери для игроков!
Вашему вниманию предлагаются интересные сюжеты и квесты, которые только и ждут смельчаков, готовых отправиться навстречу опасностям и приключениям.
Для нужных персонажей действует упрощенный прием.
Рейтинг форума:
18+
Сюжет Путеводитель Правила Список персонажей Гостевая

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: The Abyss » Несбывшееся » 17 Фрументума 9:41 ВД. Свято место пусто не бывает


17 Фрументума 9:41 ВД. Свято место пусто не бывает

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

Дата и место: 17 Фрументума 9:41 Века Дракона. Башня Бдения, эрлинг Амарантайн, Ферелден.
Участники: Оливер Кусланд, Роланд Гилмор, позже - Илан Табрис.
Сюжетность: сюжетный.
Краткое описание:
   Командор Кусланд обвиняется в убийстве Первого Стража Фридриха Краузе, и Вейсхаупт категорически не устраивает, что такой человек продолжает возглавлять штаб Ордена в Ферелдене. Они высылают уже второй отряд (после того, как первый сгинул где-то в Орлее), чтобы взять Кусланда под арест, а заодно - сообщить Стражам Башни Бдения весьма неожиданные новости.
Предупреждение: нет.

0

2

   Кусланд не появлялся в Башне Бдения и не виделся ни с кем из своих Стражей уже больше, чем два месяца, и от этого ему было не по себе. Пусть даже он оставил штаб на самого надежного человека из когда-либо существовавших, привычка контролировать все и вся давала о себе знать - ему нужно было проверить все самому, даже если он сам решил оградить Орден от своего присутствия на время.
   Поначалу удавалось отговаривать себя от этой затеи, ссылаясь на банальную нехватку времени. Едва покинув Западные Холмы, Командор оказался втянут в редклифские события, и за последние две недели успел трижды проделать путь с запада на восток Ферелдена и обратно. Теперь нужно было торопиться обратно в Денерим, потому что, очевидно, лучшего времени для отдыха в Гварене королева найти не смогла, и все государственные дела требовали присутствия принца-консорта.
   К несчастью, Амарантайн находился как раз по дороге в столицу. Впрочем, еще только планируя этот визит, Кусланд пребывал в уверенности, что все пройдет как по маслу, он незаметно проникнет в Башню, перекинется парой слов с Гилмором, и так же тихо исчезнет, чтобы продолжить свой путь в Денерим. Даром предвидения блудный Командор не обладал и предугадать, чем на самом деле обернется эта затея, конечно, не мог.
   Поначалу все и в самом деле шло гладко. Ему удалось договориться с одним из торговцев, который возил продукты в Башню Бдения. Конечно, сперва тот важно надувал щеки, трясся от негодования и уверял, что репутация дороже золота, что неприятности ему не нужны, а сотрудничество со Стражами почетно и потерять его для него было бы равносильно катастрофе... Пять соверенов быстро изменили его мнение, и совсем скоро Оливер уже трясся в его телеге, то и дело ударяясь головой о крышку пустой бочки, в которой и укрылся.
   После того, как все бочки вкатили в погреб Башни, и торговец отправился восвояси, Командор подождал для верности еще немного и бесшумно выбрался на волю, жадно вдыхая сырой, но зато лишенный запаха квашеной капусты воздух.
   Дальнейшее было делом техники. Кусланд тенью проскальзывал мимо патрулирующих коридоры стражников, пока не оказался на третьем этаже, где располагался его собственный кабинет. Называть его "бывшим" не хотелось даже мысленно - Страж все еще надеялся вернуться сюда, хотя пока у него и не было никаких идей, как избавиться от обвинений. Дождавшись, пока очередной стражник из Серебряных лат скроется за углом, он так же бесшумно отворил дверь и тут же закрыл ее за собой, защелкивая замок - не хватало еще, чтобы кто-то появился во время разговора с Гилмором.
   - Я смотрю, ты успешно осваиваешься в моем кабинете, - поспешил он подать голос, пока Роланд не насторожился и не схватился за оружие. Быстрым шагом подойдя к окну, он задернул тяжелые шторы - вероятность, что кто-то увидит его из противоположного крыла, мала, но Кусланд ничего не оставлял на волю случая. - Система охраны никуда не годится: раз я смог проникнуть в Башню - кто угодно сможет, - "кому угодно" он, конечно, сильно польстил, зато прозвучало внушительно. - Ну, рассказывай, - закончив с предосторожностями, Командор опустился на угол стола и поднял внимательный взгляд на Гилмора. - Что у нас плохого?

+1

3

На Ферелден медленно опускался закат, но в не занавешенные окна все еще проникали алые лучи, которые касались и путались в рыжих волосах Стража-Констебля, что склонился над пергаментом за столом. Отчет с последней разведки. Было лишь вопросом времени, когда ферелденский орден будет окружен гостями из другой страны, и Гилмору нужно было быть готовым. Без Кусланда было сложно.
Впрочем было сложно с того момента, как Зов зашептал в уши Серых Стражей. Орлейский штаб двинулся крышей. Также как и андерфелский. А что оставалось Ферелдену? Наблюдать и лизать задницы всем подряд, чтобы не испортить репутацию Серых Стражей.

Когда лучи добрались до лица мужчины, он не потрудился подняться, чтобы скрыться от внешнего мира. Ему нужен был этот обзор. Отложив пергамент, Роланд отвернулся от солнца, которое скользнуло лучами по шее заворот, и взглянул на камин, в котором полыхал огонь. Осень в Ферелдене была холодной, промозглой, проникающей тебе под одежду и под кожу. Если ты был иностранцем, то скорее всего тебе явно будет некомфортно. Но ферелденцы привыкли. "Зимой они спят в снегу", - сказал как-то один орлесианец, который ни черта не понимал в ферелденцах. Возможно, он встречался с авварами, но Констебль также не уверен, что они спят в снегу.

Глядя на пляшущий в камне огонь, Гилмор потер пальцами свой подбородок, а затем поднялся, чтобы немного пошевелить угли. Время для отхода еще не пришло. Перед ним на столе, который принадлежал не ему, было еще полно работы. Мужчина присел у камина, полностью спрятанный от солнечных лучей, которые теперь светили на пустой стул, и взял кочергу, давая языкам огня вылизывать ее, пока он копается в углях. С тех пор, как Оливер больше не появлялся в этом кабинете, Роланд здесь ничего не менял. Он и находился здесь с неохотой. Но воин прекрасно понимал, что если не он, то больше никто. Командор доверял ему с тех пор, как они были детьми. И Гилмор не мог его подвести. Были в Ордене и те, кто был не согласен с подобным приказом, и Констебль с радостью отдал бы им свое место, но и именно поэтому им не суждено было его получить. В своем нежелании Роланд был тем, кто достоин этого места. Он повторял себе это каждый раз, когда начинал сомневаться в выборе Кусланда.

Щелчок позади заставил Серого Стража замереть и покрепче сжать кочергу в запястье. Никто из его подчиненных не стал бы запирать дверь не спросив на то разрешение. И прежде, чем мужчина поднялся, приготовившись к возможной атаке, раздался до боли знакомый голос. Судорожно и долго выдохнув, витязь выпрямился и обернулся в тот момент, когда занавески скрыли алые лучи солнца, погружая кабинет в темноту, в которой лишь огонь камина был напоминанием света. Роланд поставил кочергу на место и приблизился к столу, на углу которого уже расположился Оливер. Гилмор протянул ему руку для пожатия, но после этого сесть на место Командора не посмел.
- Усилю охрану как только ты снова исчезнешь, - невесело усмехнулся Констебль. - Чтобы в следующий раз снова проверил, когда решишь навестить свой штаб. Рад видеть, что ты в порядке. - Изучающий взгляд голубых глаз скользнул по мужчине лишь на короткий миг, а затем вернулся снова к его глазам. - Что рассказывать... ты, наверняка, все знаешь сам.
Роланд не стал спрашивать о том, где все это время был Оливер. Последний раз весточка пришла от него с Западных холмов. Значит, где-то поблизости, и у Кусланда было достаточно влияния, чтобы быть в курсе всего, что творится в Ферелдене. Даже если его не было рядом, Гилмор ощущал его присутствие, словно Командор приглядывал за своими Стражами где бы не находился.

Отредактировано Роланд Гилмор (24-06-2016 21:55)

+1

4

   Пожав широкую ладонь Гилмора и отметив его внимательный взгляд, Кусланд только ухмыльнулся: "в порядке" было не совсем верной характеристикой его состояния, но кто вообще в порядке в эти безумные дни? Констебль тоже выглядел уставшим, и будь у Оливера хоть зачатки совести, устыдился бы того, что свалил все свои обязанности на него, пока сам недурно провел время в Вулфхолле. Но рыжая совесть Командора стояла прямо перед ним и упрекать его не пыталась, отчего тот еще раз уверился в правильности своего выбора.
   - И распрощайся с этим торговцем, Сайласом, - посоветовал Кусланд, бездумно рассматривая бумаги на собственном столе. - Я купил место в одной из его бочек всего за пять золотых. Уверен, если орлесианцы захотят подослать к нам убийц, они расщедрятся и на большее, - шумно втянув носом воздух, он поморщился. - Проклятье, этот запах квашеной капусты, наверное, останется со мной навсегда! - помолчав немного и постучав пальцами по столу, Оливер произнес негромко и ровно, глядя прямо в глаза своего помощника: - За мной приходили, Гилмор. Убийца смог достать меня даже в Западных холмах. Я развязал ему язык, и он признался: его прислали орлесианцы. Не могут простить того, что я узнал о планах Кларель и ушел из Монтсиммара живым. Раз знаю я - знает весь штаб. Откуда им знать, что "принц собачников" страдает паталогическим недоверием и не сказал никому ни слова? Знают Логэйн и Табрис, знаешь ты - и пусть так и остается. Я не хочу паники, - быть не до конца честным с Роландом - все равно что быть не до конца честным с самим собой, и Командор добавил: - И не хочу, чтобы кто-то счел ее план удачным и переметнулся на ее сторону. Нас и так осталось слишком мало.
   Сидеть деятельному Кусланду наскучило очень скоро: он поднялся и стал мерить шагами тесный кабинет, скрестив руки за спиной. Сказать и спросить нужно было многое, и сделать это следовало быстро - чем скорее он покинет Башню, тем лучше для всех.
   - Я это к чему - они могут попытаться добраться и до вас, поэтому будь вдвое бдительней, чем обычно. Нам не с руки раскрывать планы Кларель публично, потому что это бросит тень на весь Орден, но они не станут полагаться на это и захотят заткнуть нам рты раз и навсегда.
   На стене висели щит и меч с гербом Хайевера - единственное, что он смог унести из родового замка одиннадцать лет назад. Кусланд поморщился, рассмотрев слой пыли, который покрывал фамильные реликвии.
   - Как ребята справляются с Зовом? - снова повернувшись к Гилмору, спросил он. - Срывы были? - о собственных двух срывах, когда он едва не убил сначала Логэйна, а потом - эрла Западных холмов, он предпочел промолчать. - И как мои детки, о них хорошо заботятся в мое отсутствие? - о своих "детках" - то есть псах - Командор говорил с куда большей теплотой, чем о своих Стражах.

+1

5

Роланд в очередной раз лишь поморщился, выслушав упрек в свою сторону. Если у Кусланда не было совести, и ее роль выполнял сам Гилмор, то у рыцаря-то она как раз была, и весьма неплохо выполняла свою роль. Особенно сейчас, пока Командор упрекал Констебля как мальчишку, который выпустил всех лошадей из конюшни просто для забавы. Но мужчина понимал, почему оказался на том месте, на котором он сейчас стоял. Поэтому терпел. Поэтому принимал любой упрек Оливера как должное.
- Понял, - спокойно он принял очередной удар, решив провести контрольную чистку в рядах Стражей, а также тех, кто на них работал. Возможно, некоторым покажется, что в Гилморе появилось что-то от их Командора, а возможно так оно и есть за это время, но при обстоятельствах, в которых они сейчас все находились, это было необходимо.

Голос Оливера изменился, заставляя измениться и Роланда. Он незаметно для самого себя подтянулся и напрягся. Его мышцы стали каменными. Нет, стальными. Словно убийцы пришли за Кусландом прямо сюда, в его обитель спокойствия. В его собственный дом. И Гилмор был готов перебить всех их, лишь бы Командор снова оказался в безопасности в собственной Башне.
Но здесь никого не было. Только разбойник и его история. Рыжеволосый мужчина сжал челюсти до такой степени, что его скулы заострились, делая его круглое лицо более мужественным и ожесточенным. В этот раз он даже не кивнул на объяснения Кусланда, потому что все понятно даже без жестов. Эти двое слишком давно и слишком долго знают друг друга, чтобы понять о чем речь по одному взгляду.

Переместившись на место Оливера, когда тот заходил по кабинету, Гилмор сложил руки на груди, наблюдая за ним. Если Роланд станет таким же, как его Командор, многие что-то могут заподозрить. Не в характере Констебля было проверять каждого Стража каждый час на доверие даже в такие времена. Кто-то из них должен оставаться хорошим Стражем, а кто-то плохим. И к сожалению (или к счастью), Роланду выпала роль хорошего. Он должен был придумать хитрый ход, при котором он сможет быть недоверчивым для блага ферелденского штаба и одновременно приятным Констеблем Башни Бдения для всех Стражей. Было удивительным, как Оливер справлялся со всем подряд. Поэтому Гилмор считал, что не может заменять его.

Они перешли на тему куда более приятную, чем заговоры и возможные напасти соседних орденов. Роланд только вздохнул, подобно старому отцу огромного семейства, и переступил с ноги на ногу, меняя положение, чтобы не затекли бедра.
- Парочка из молодняка и у Джоеля. Всех удалось остановить, прежде чем случилось что-то непоправимое. - Неохотно отозвался Констебль на вопрос о Зове. Если он считал, что для молодых рекрутов не сдержаться от Зова было чем-то типичным, потому что их опыт был мал, то от Джоеля - старого и опытного Стража - он совсем этого не ожидал. Он был похож на свирепого медведя, которому дали силы еще десяти таких же бурых чудовищ. Казалось, его не сможет сдержать и пять крепких Стражей. Пришлось продержать его в карцере пару дней, чтобы успокоился.

- Лучше, чем о ком-либо, - с такой же теплотой отозвался Роланд, когда речь зашла о псах Оливера. Гилмор приходил к ним каждый день, чтобы проверить, что со стороны казалось ему неправильным, но он ничего не мог с собой поделать. Казалось, чем ближе он к ним находился, тем ближе находился к Кусланду.
- Так куда ты теперь? - Спросил он у Командора и тут же быстро добавил, потому что первый вопрос мог остаться без ответа в целях безопасности: - Что собираешься делать?

Отредактировано Роланд Гилмор (03-07-2016 23:17)

+1

6

   Гилмор, как всегда, отвечал коротко и по делу - никаких оправданий, никаких длинных и никому не нужных рассказов. Это, помимо едва ли не собачьей преданности, было еще одним качеством, которое Кусланд ценил в своем новом Констебле. Можно было не сомневаться, что все сказанное рыцарь примет к сведению, а значит, и башню можно будет покинуть со спокойной душой. Почти спокойной - все же на сто процентов Командор привычно не доверял никому, кроме себя.
   - Хорошо, я доволен, - так же коротко отозвался он, выслушав Роланда. - Эх, проведать бы их... - едва ли не мечтательно протянул он, и нужно было совсем не знать Кусланда для того, чтобы решить, что эти слова относились к Стражам.
   Разведение собак было одним из немногочисленных занятий, которые приносили ему удовольствие, и Командор вполне заслуженно гордился псарней Башни Бдения. Своих "деток" он не видел уже несколько месяцев, но понимал, что разгуливать по крепости было бы сейчас непростительной глупостью.
   - Я не собираюсь скрываться, если ты об этом, - спокойно ответил он Гилмору, подхватив со стола тонкий нож для писем и бездумно подкидывая его вверх, чтобы снова поймать. - Буду наглым - осяду на время в Денериме. Руки у Вейсхаупта, конечно, длинные, но не настолько, чтобы достать меня в королевском дворце, если я не захочу их видеть. У орлесианцев, полагаю, тоже. Разве что они раскошелятся и наймут Воронов? Что же, это будет забавно, - Оливер негромко хмыкнул. - Если же ты о ситуации с Зовом, то пока, к сожалению, вариантов немного. Я разослал письма в штабы Ордена в Антиве, Вольной Марке, Неварре и Тевинтере. Если мы слышим Зов из-за Мора, кто-то должен был заметить какие-то его признаки. Кроме того, я попробовал осторожно поинтересоваться насчет Зова - не может ведь быть, что он проявился только в Орлее и Ферелдене? Словом, пока ждем ответов - нужно понять, с чем мы имеем дело, прежде чем что-либо предпринимать. Или мы будем не лучше Кларель, - он поморщился, точно наступил на что-то острое. - И еще - отправь кого-то к Авернусу. Если старый доходяга еще жив, пусть подумает своей древней головой, можно ли как-то помочь тем, кому от Зова совсем худо приходится, - еще немного помолчав, Кусланд поднял тяжелый взгляд на Роланда и спросил тихо: - Как вообще настроение в Башне? Ты же наверняка слышишь разговоры. Верят, что я убил Первого? Обсуждают замысел Кларель? - он усмехнулся едко, вкладывая в слова весь свой яд: - Скучают по мне?

+1

7

- Уверен, только зачуяв тебя, они сразу же понесутся сюда, выдавая твое место прибывания в Башне, - откликнулся Гилмор, хотя тон его был необычайно теплым. Это было необычно со стороны, учитывая, что он говорил со своим Командором, а не с кем-то из родственником или достаточно близким. Хотя только незнакомцы и люди, не живущие в Башне или Хайевере, не знали о том, что связывало Кусланда и Роланда. Те кто знал, также и знали, что эти двое были друг для друга почти братьями. Возможно, именно поэтому любовь к собакам была у них практически идентичной.

Воин сменил позу, заменяя ноги в скрещении, и прикрыл глаза, вздыхая. Командор не собирался больше скрываться. Решил показать свой характер и то, что он не боится каких-то иноземцев. Что ж. Он имеет на это полное право, являясь почти правителем страны. Гилмор знал, что с Анорой у Оливера отношения никак не клеятся, да и не мог винить ни его, ни саму женщину. Они оба не годятся для семейной жизни, хотя будь Роланд на месте Кусланда, то попытался бы договориться с Мак-Тир, и скорее всего потерпел крах. Как хорошо, что витязь там, где он сейчас есть. Но иногда и самоуверенность Оливера не играла на руку.
- Если все же кто-то явится по твою душу, то просто будь осторожен, - попросил Роланд, строго глянув на своего Командора. Естественно, в ответ он получит только ухмылку, но Гилмор знал, что Кусланд примет слова к сведению.

Отрадно было слышать, что Командор занимался делами, беспокоясь о мировой масштабности, даже когда его жизни грозили клинки множества Стражей. Хотя он должен был привыкнуть к этому еще с юности, когда ему была уготована судьба стать Героем Ферелдена. И что теперь? Как относятся к Герою? Однако другим государствам плевать, какие герои живут не на их территории.
- Как приятно осознать, что ты еще не растерял сноровку. Значит могу не волноваться, что мне вскоре придется занять твое место, - иронично хмыкнул рыцарь, скривив рот. Если казалось, что Кусланд наступил на что-то острое, то по выражению лица Роланда можно было подумать, что он вляпался в дерьмо бронто.

Приняв очередное указание к сведению, Констебль в снова напрягся. Ему приходилось слышать шепотки в стенах Башни, но обсуждают события либо те, кто недавно вступил в Орден, либо те, кто откровенно недолюбливал Кусланда и были вынуждены служить под его командованием. Казалось, что с тех пор, как Оливер исчез, они стали более расслабленными, смелыми, но ничуть не лучше в отношении. Они знали, что Гилмор был "собачкой" Героя Ферелдена, поэтому ни во что его не ставили. Воину пришлось показать на примере одного грубияна, что будет с остальными, чтобы больше не было сомнений, в том кого Кусланд оставил за главного.
- Сколько людей, столько мнений, Оливер. - С таким же тяжелым взглядом ответил рыжеволосый мужчина. - Шепчутся по углам, подобно старым повитухам, придумывая подробности, которых даже не было на самом деле. Недавно была драка - спорили убийца ли ты. Неспокойно в Башне, сам понимаешь. Те, кто знает тебя хорошо, верят в твое возвращение, будто ты сам Создатель, уверенные, что ты наведешь порядок получше меня. Как всегда. - Усмехнулся рыцарь.

Отредактировано Роланд Гилмор (09-07-2016 19:08)

+1

8

   - Если мы не разберемся с Зовом, скоро не будет ни моего, ни твоего места.
   Хотя голос Кусланда звучал равнодушно, во взгляде на мгновение появилось что-то жесткое и цепкое. Он знал, что Гилмор никогда не хотел этого - не хотел даже быть Констеблем, что уж говорить о том, чтобы возглавить штаб. Но, может, хватило и нескольких месяцев, чтобы он изменил свое мнение? Командор тряхнул головой, отгоняя навязчивые мысли: удержать в руках ускользающую власть все равно сейчас было не важнее, чем сохранить Орден, как таковой.
   - Это опасные разговоры, Рыжий, постарайся их пресечь, - подумав немного, подытожил он. - Я как-нибудь переживу сомнения в своей порядочности и невиновности, но вот сомнения в твоей способности справиться с ситуацией могут стать настоящей проблемой. Говори им то, что они хотят слышать: тем, кто верит в меня - что ты говоришь от моего имени; тем, кто считает, что без меня Ордену будет лучше - что ты наведешь здесь порядок, пользуясь отсутствием самодура. Что угодно, лишь бы в критический момент, когда надо будет принимать решения, все головы были обращены к тебе. Если я вернусь... - заметив крайне неудачную оговорку, Оливер поморщился и поправил себя: - Когда я вернусь - сам разберусь с теми, кто будет разочарован моим возвращением.
   Почему же его не оставляет чувство, что он не вернется? Глупый фатализм, которого он прежде за собой не замечал. Что это - Зов? возраст? или бесконечная усталость от долга, который десять лет тащил на своих плечах?
   Командор хотел добавить что-то еще, но его прервали торопливые шаги и настойчивый стук в дверь. Он нахмурился и бросил на Гилмора вопросительный взгляд, но из коридора донесся взволнованный голос, в котором он узнал одного из солдат Башни:
   - Сэр Гилмор! Констебль! Это срочно!
   Кусланд бесшумно отступил в темный угол, который не был виден с порога, и кивнул Роланду, чтобы тот открыл дверь. Из своего укрытия он слышал, как торопливо отчитывается солдат:
   - Эмиссары из Вейсхаупта, Констебль. Четверо. У них документы, печати и все такое - мы не могли их не пропустить. Они ожидают вас внизу.
   После этого дверь снова закрылась, и Кусланд беззвучно выругался. Выйдя из тени, он мрачно посмотрел на Гилмора и подхватил со стула свой плащ.
   - Начинается. Я знаю, Рыжий, ты не умеешь лгать, но ты уж постарайся ради меня. Ты меня не видел, ты не знаешь, где я. И помни - не стоит меня выгораживать, меньше всего нам сейчас нужно, чтобы тебя или всех Стражей сочли моими соучастниками. Можешь хоть голову мою им пообещать, если это заставит их скорее исчезнуть.
   На секунду он заколебался, раздумывая, стоит ли рассказывать помощнику о другом отряде из Вейсхаупта, который упокоился где-то на Имперском тракте благодаря ему, Табрису и Логэйну. И решил промолчать: тем натуральнее будет удивление Гилмора, когда эти эмиссары упомянут пропавших товарищей.
   - Все, ступай, - нетерпеливо взмахнул рукой Кусланд, - не заставляй их ждать. И вот что - пришли сюда Табриса, если он в Башне. Он поможет мне незаметно выбраться отсюда.

+1

9

Как ни странно, но разговоры о Зове никак не волновали Гиломра. Может быть, все потому что он еще не достиг его самого или потому что Роланд не мог волноваться о себе, пока волновался о других. Зов был для него тем же словом, что была для него Смерть. Что-то неизбежное, но то о чем волноваться зазря не стоит. Возможно, такая политика была неверной, но мужчина ничего не мог поделать. Такую же политику он пытался втюхать в голову остальных Серых Стражей штаба, чтобы удушить любые волнения по этому поводу пока они еще не возросли до такой степени, чтобы вызвать панику в рядах.
- Из-за чего он вдруг появился? - Вопрос был скорее риторическим, чем обращенный конкретно к Оливеру. Потому что вряд ли даже Герой Ферелдена мог знать ответ. Но что знал Гилмор наверняка, так это то, что Кусланд скорее всего попытается найти причину и то, как от Зова можно избавиться. И можно ли вообще. А рыцарю пока что придется побыть его заменой здесь.

Роланд не изменился во взгляде. Все то, о чем его просил Командор было сложно для него. Но Гилмор уже столько лет провел в Ордене, что должен был уже привыкнуть играть роли, даже если он это ненавидел. Иметь несколько личин пристало убийцам, бардам, орлесианцам, а не Констеблям Серых Стражей. Но его Командором был Кусланд, который успел нахвататься у знати. Роланд был его правой рукой во всех делах, касаемых Ордена, а в прошлом и семьи, значит он должен был соответствовать. Гиломр лишь вздохнул, не потрудившись ответить, потому что Оливер прекрасно знал его ответ.

Их прервал стук в дверь. Гилмор оторвался от стола, опустив руки. Он напрягся, словно дикий зверь, взглянув на Командора подобно затравленному хищнику. Но голос Стража за дверью заставил сменить взгляд, но не позу. Дождавшись, пока Герой скроется в тенях, Констебль открыл дверь.
- Что произошло?
Ответом были эмиссары из Вейсхаупта. Этого еще не хватало. Гилмор нахмурился.
- Хорошо, скажи, что я сейчас встречу их.
Отправив Стража с посланием, рыцарь закрыл дверь и повернулся к Оливеру. Выслушав его указания, рыжеволосый мужчина пронаблюдал за тем, как Командор собирается. Снова лгать, снова играть роль ненавистника своего лучшего друга. Лгать Гилмор не умел, но он быстро учился, когда требовала ситуация. А сейчас она достаточно сильно этого требовала.
- Удачи, друг. - Воин напоследок пожал руку своему Командору. - Да сохранит тебя Создатель.

Гилмор оставил Кусланда в кабинете, приведя свой внешний вид в порядок. По пути к нему присоединился сопровождающий, но Роланд остановил его.
- Отправь Илана Табриса в кабинет Командора, а затем возвращайся ко мне. - Получив согласный кивок, Констебль проводил Стража холодным взглядом. Он решил, что так вызовет меньше подозрений, чем отправит эльфа в кабинет лично.

- Добрый вечер, - радушно поприветствовал Гилмор эмиссаров. Он приблизился к одному из представителей, что стоял впереди всех и протянул к нему руку для рукопожатия. - Ваш визит весьма неожиданный. Я даже не могу пригласить вас толком к столу. Его немедленно накроют. - Роланд быстро оглянулся на стоящего неподалеку слугу, который понял все без слов и исчез. - Где мои манеры? Констебль Роланд Гилмор, к вашим услугам. Что вас привело в такую даль?
Все это время на губах у мужчины играла вежливая улыбка, в то время, как его взгляд пристально и цепко изучал каждого гостя.

Отредактировано Роланд Гилмор (17-07-2016 17:31)

+2

10

Трое мужчин выглядели весьма неприветливо и особого радушия выражать не спешили. На словах о том, что их визит был неожиданностью для сэра Гилмора, губы одного из них тронула усмешка, остальные два переглянулись, но выражения лиц не сменили. Они не выглядели напряженными и готовыми к бою, но руки у всех касались эфеса меча, вроде бы в небрежном жесте, однако было понятно, что при необходимости оружие они достанут очень быстро. Когда констебль закончил свою речь, ему ответил тот, который усмехнулся, высокий худой мужчина с белесыми волосами.
- Неожиданно, говорите... До вас не дошли слухи об убийстве Первого Стража вашим Командором? По-моему, желание отыскать убийцу более чем ожидаемо, констебль. Вам уже, наверное, сказали, что мы эмиссары из Вейсхаупта. Меня зовут сэр Хайдер, это Серый Страж Утер и сэр Даглас, - он показал по очереди на двух своих спутников, довольно-таки низкорослого и коренастого Стража с желтоватыми волосами и на рыцаря, бледную кожу которого щедро усыпали веснушки. Сэр Даглас был почти одного роста с сэром Хайдером и делил с  ним рыцарское звание, но держался скромнее и, как могло показаться, настороженнее. - На сэра Дагласа обратите особой внимание - он был назначен Вейсхауптом заменить Кусланда на месте Командора Серых Стражей Ферелдена. Он отсюда родом... ну да впрочем, о подробностях можно поговорить и попозже. Для начала нам надо знать, где сейчас находится Оливер Кусланд, чтобы немедленно арестовать его. Трапезу придется отложить. Правда, может быть, вы, констебль, внезапно не имеете понятия о том, где находится его высочество. Тогда мы обязательно разделим с вами трапезу и будем долго и много беседовать.
Произнесено это было тоном, далеким от дружелюбного.

+2

11

Приветливая улыбка Гилмора не сошла даже тогда, когда он заметил скепсис на губах одного из прибывших Стражей. Роланд не должен был заранее показать свое отношение к этим гостям, потому что прекрасно понимал, что они догадываются о его осведомленности об Кусланде, который к слову до сих пор находился в Башне. Роль глупого дурачка хорошо приелась к его личине для других орденов Серых. Так пусть она на нем и остается. Многие считали, что ферелденцы не способны ни к какой политике, кроме своей собственной. И для них ничего не значило, что сэр Гилмор являлся Констеблем.
Пусть так.

Констебль кивнул каждому Стражу, которых ему представили, а затем вернул взгляд к сэру Хайдеру.
- Неужели Вы думаете, что этот предатель сможет вернуться в Башню? Я бы посоветовал Вам искать его уже в другой стране. Здесь многие не жалуют Командора и хотят его смерти также, как хотят ее остальные. - Уже более серьезно отозвался Роланд. И отчасти его слова являлись правдой. Как он сказал Оливеру ранее, здесь остались те, кто ненавидел Героя Ферелдена. Наверняка, многие из них до сих пор желали ему смерти, даже не думая о том, что он возможно уже мертв. Наверное, помнили о его живучести... Но могут ли о ней знать эмиссары из Вейсхаупта?

По совету Хайдера, Гилмор обратил внимание на Дагласа, пройдясь по нему холодным взглядом голубых глаз. Держится настороженно, хотя так держатся и другие два Стража. Молчалив и суров. Роланд мог бы принять такого нового Командора, если бы он не пришел на место лучшего друга воина. Рыжеволосый мужчина не хотел, но его взгляд явно говорил о враждебности. Если выбирать между постом Командора для себя или для сэра Дагласа, то лучше Гилмор оставит этот пост себе, чем отдаст кому-то, кто считает, что Оливер убил Первого Стража.

- Тогда советую все же пройти к столу, - мужчина моментально переключился на доброжелательный тон и выражение лица, когда снова обратился к Хайдеру. - Потому что я действительно не имею понятия, где сейчас находится Оливер Кусланд. Пройдемте, - он жестом указал им куда идти, и двинулся вперед, поравнявшись с сэром Хайдером. - Да и вы должно быть устали с дороги.
А Табрису нужно время, чтобы вывести Командора из Башни.

Слуги скудно, но успели накрыть стол для пятерых персон. Мужчины уселись на свои места, а блюда продолжали подносить. Молодая эльфийка наполнила бокалы вином, кидая обеспокоенные взгляды в сторону Констебля, на которые он не обращал внимания, но все же замечал. Она волновалась. Слишком хорошо знала Гилмора, чтобы не беспокоиться. Слишком хорошо знала, что он ненавидел играть чужие роли, и естественно захочет ему помочь, если что-то пойдет не так, подставляясь.

- Угощайтесь, - предложил радушно Роланд, прекрасно зная, что Стражи вряд ли притронутся к еде. Но он должен был предложить из вежливости. Так делают всегда, на всякий случай, если человек вдруг все же захочет попробовать. Сам Гиломр отпил немного вина из бокала и взглянул на сэра Хайдера.
- В последний раз я видел Кусланда перед его отъездом в Вейсхаупт. Это... было вроде в начале лета. Мне доложили, что прибыло четверо гостей, - он многозначительно глянул на Хайдера, вскинув брови.

Отредактировано Роланд Гилмор (28-07-2016 21:28)

+2

12

   Гилмор ушел, и Командор остался в полумраке кабинета один. Он погасил все свечи, кроме одной, слабо разгонявшей темноту вокруг стола и создававшей немало теней, в которых так удобно было скрываться, ожидая, пока откроется дверь. Даже сейчас Кусланд невольно ожидал нападения. Может, сейчас в кабинет Констебля заглянет кто-то из Стражей - один из тех, кому не так уж и хорошо служится под началом Героя Ферелдена. Может, Табрис не поймет всей серьезности поручения и заявится не один. Может, верный рыцарь окажется не таким уж верным, и сейчас на пороге появятся эмиссары из Вейсхаупта.
   Утомительное это дело - сомеваться во всех и каждом. Оливер знал Гилмора почти столько же, сколько помнил себя, он был для него братом, мало отличным от кровного, и все-таки дворцовая выучка давала о себе знать: доверять на все сто можно только самому себе. И то - если с головой в ладах. Пока разум Кусланд был ясным, и о том времени, когда Зов помутит ему рассудок, он старался не думать, убеждая себя, что до этого еще далеко. Хотя если судить по галлюцинациям и кошмарам, он снова обманывал себя.
   Дверь скрипнула, отворяясь, и Командор застыл, превращаясь в изваяние. В полумраке показались темные волосы и острые уши, а потом и хорошо знакомый профиль, и все же Кусланд дал знать о своем присутствии, только когда дверь снова закрылась. Довольно своеобразно: обхватив Табриса за плечи одной рукой, второй он зажал ему рот и тихо прошипел на ухо:
   - Ни звука, - он надеялся, что Илан узнал его голос, и поспешное отступление не превратится сейчас в драку. - Все считают, что в кабинете никого нет, пусть считают так и дальше, - только после этого он отпустил эльфа и криво осклабился, заглянув в его лицо. - Скучал? - Оливер говорил очень тихо, на грани слышимости, не давая ни шанса стражникам за дверью узнать о его пребывании в Башне. - Слушай внимательно, Крысеныш, потому что времени у нас немного. Гилмор прямо сейчас беседует с эмиссарами из Вейсхаупта, которые явились сюда по мою голову. Мне нужно незаметно выскользнуть из Башни и не попасться никому на глаза. Поможешь?

+3

13

И за каким это демоном, интересно, он понадобился в кабинете Командора? Что там такого могло случиться, что надо припрячь его? Пыль вытирать? Так вроде еще горничные не перевелись. Важные бумажки жечь? Так лучше позвать кого другого, кто читает получше и побыстрее его, а то как бы не спалить ненароком что ценное. Вся Башня вверх дном из-за приезда треклятых андеров, и никак не отделаться от ощущения, что даже этот, в другое время ничего не значащий вызов, только увеличивает всеобщую суматоху.
  Табрис поднимался по лестнице, хмурясь и перепрыгивая через две ступеньки, то и дело настороженно поглядывал по сторонам: совершенно не хотелось, чтобы кто-нибудь из чужаков увязался за ним в попытке разнюхать чего не надо. После встречи на орлесианской дороге Илан сомневался, что гости из Андерфелса могут пожаловать в Башню с улыбками да пирогами, посматривал на эмиссаров из темного угла голодным волком и, в общем-то, не имел ничего против того, чтобы вцепиться любому из них в глотку, повторив случившееся на тракте, если это поможет штабу жить спокойнее. Он знал, что в этом намерении не одинок - в Башне хватало тех, кто был абсолютно предан и Ордену, и Командору, и Констеблю - но так же хорошо знал и то, что без сомневающихся не слишком верных тоже не обошлось. Обошлось бы - не было бы недавней драки и не пришлось бы в нее лезть. Табрис безотчетно потрогал рассеченную бровь, напоминание о той стычке, остановился перед дверью кабинета Командора и мягко толкнул дверь, стараясь не шуметь.
  В комнате было пусто, дальние углы тонули в тенях, но это оказалось и все, что Табрис успел рассмотреть прежде, чем на него напали со спины. Как всегда в такие моменты, первой накатила паника. Илан потратил пару секунд на то, чтобы подавить ее, еще столько же - чтобы вслепую двинуть противника локтем, метя под ребра, и, наконец, схватиться за эфес кинжала. А потом он узнал голос и разом расслабился: Командор жив и явно здоров, по крайней мере, настолько, чтобы бросаться на своих подчиненных.
  Табрис коротко кивнул, давая понять, что шуметь не собирается, и тяжело перевел дух, когда Кусланд, наконец, отпустил его.
- Гарлок бы вас!.. - сердце все еще колотилось, как сумасшедшее. - Все глаза проплакал, Командор, - Табрис все же ухмыльнулся в ответ и только теперь отпустил эфес кинжала. - Видел я этих... эмиссаров. Вот, значит, с чего пожаловали. А мы-то заждались, - он нахмурился, губы сжались в тонкую линию: все верно, не могла та дрянь остаться без последствий - вот и последствия. А потом разговор пошел о деле.
  Несколько секунд Илан сосредоточенно щурился на Командора, мысленно прикидывая, что да как, потом припомнил ключ от кухни, врученный поваром "за особые заслуги", припомнил, что ни его самого, ни помощников в этот час там быть не должно, оглядел Кусланда с головы до ног и коротко кивнул.
- Пойдемте. У меня ключ от кухни, выведу вас там. Подождете - и коня приведу, - шагнув к двери, он прислушался к тому, что делается в коридоре, потом обернулся к Кусланду: - Если тут есть плащ, хоть какой, лучше накиньте, с капюшоном. Больно морда у вас... заметная, - Табрис снова ухмыльнулся, но тотчас примолк: мимо двери кто-то шел, лениво переговариваясь.

+2

14

После вопроса о четвертом лицо сэра Хайдера вместо недоверия и презрительности, отчаянно начало ничего не выражать. Вероятно, Страж хотел показать, что его вовсе не волнует наличие у Гилмора информации о четвертом члене их маленького отряда, но вместо того, чтобы начать выглядеть индифферентно, он начал скорее выглядеть так, как будто не понял сути вопроса. Утер и Даглас меж тем принялись за еду, вообще никак не реагируя на происходящее и предоставив вести переговоры Хайдеру. Было видно, что они устали и проголодались, а от этого не могут сейчас испытывать положенное количество праведного гнева и подозрительности. Хайдер метнул на них недовольный взгляд, а потом все-таки заговорил:
- Вы ошиблись, сэр Гилмор, нас было трое. Может быть кто-то видел рядом с нами человека, который провожал нас из Амарантайна сюда, но он только показывал дорогу, не более того. Итак, вы говорите, что давно не видели Командора. Люди в Амарантайне, которых мы расспрашивали, тоже утверждают, что не видели его уже несколько месяцев. Но вы же понимаете, что это ничего не доказывает? Естественно, что он должен был вернуться в Башню Бдения тайно, после того, что он совершил. Есть ли возможность, что он скрывается здесь без вашего ведома? Хорошо ли вы знаете Башню, может быть у него здесь есть что-то вроде тайника? Назовите мне всех самых преданных ему Стражей, мы допросим их, чтобы понять, не прячут ли они его. Но сначала мы, естественно, обыщем Башню сами, причем сделаем это незамедлительно, - он еще раз недовольно покосился на жующих сотоварищей, как бы намекая им, что отдых скоро закончится, - если, конечно, перед обыском, вы не хотите еще что-то сказать нам, сэр Гилмор? Может быть вы что-то внезапно вспомнили и теперь хотите этим поделиться?

+2

15

Главарь эмиссаров занервничал. Гилмор научился наблюдать за своими собеседниками с тех пор, как побывал в плену и был освобожден. Ему пришлось. Каждый провал был опытом. Каждая неудача показывала то, как делать не надо. Во времена Мора Роланд был слишком наивным, честным и доверчивым малым. Сейчас его положительные качества слегка ушли к наименьшей отметке, в то время, как недоверие, хитрость и легкое бесчестите играли ему на руку. Гилмор не видел ничего преступного в этом, пусть ему и не нравилось, что подобное произошло с ним. Но лучше так, чем лежать мертвым на холодном полу чужого форта.

Другие Серые Стражи проигнорировали взгляд сэра Хайдера. Это тоже многое сказало Констеблю, но он скосил взгляд на ту самую молодую эльфийку, что подавала вино, и та моментально исчезла, чтобы узнать что-нибудь про таинственного четвертого сопровождающего.

- Сэр Хайдер, - терпеливо произнес Страж, отставляя бокал с вином, а затем внимательно посмотрел на эмиссара. - Вы вообще представляете себе, что можно было бы скрываться в Башне Бдения, переполненной Стражами, которые бывают во всех ее помещениях? Не думаю, что никто бы не заметил даже такого опытного бойца, как Кусланд. Рано или поздно он бы выдал себя. Допустим, он и правда тронулся умом и пришел сюда, но вряд задержался бы надолго. Скорее всего собрал бы все необходимое и ушел, но из Башни ничего не пропадало, так что не думаю, что стоит на что-то надеяться.

Собственная ложь горчила и одновременно теплилась сладковатым привкусом в горле. Или может это было всего лишь вино.

- К сожалению, я был самым его преданным Стражем, а так как вы меня уже допрашиваете, то смысла суетиться я не вижу. Можете, конечно, поспрашивать штат, но вряд ли вам кто-то скажет что-то путное. Стражи не видели Командора еще дольше, чем я.
Допив вино, Гилмор поднялся. Просить оставить мужчин за столом и едой он не стал. Лучше оставить их на виду, так Констеблю будет спокойнее. Да и они будут в одном месте, пока Кусланд и Табрис будут в другом.

Отредактировано Роланд Гилмор (13-08-2016 20:21)

+1

16

   Реакция у эльфа оказалась отменной, и прежде, чем он узнал Командора, тот успел получить локтем под ребра. Ну что же - заслужил. Зато после этого Табрис не стал тратить время на лишние разговоры и сомнения - значит, не ошибся все же Кусланд в своем "Крысеныше". Может, остроухий и не был тем, на кого он без опасений мог оставить бы Орден, как на Гилмора, но зато преданностью он отличался почти собачьей. Сам Кусланд не считал, что так уж сильно облагодельствовал Илана, но тот, похоже, проникся благодарностью на всю жизнь.
   - Если я правильно понимаю ситуацию, они не ограничатся попыткой поймать меня. Ферелденский штаб давно им как кость в горле, и они наверняка попробуют воспользоваться обстоятельствами, чтобы навести здесь свои порядки, - он зло ощерился. - Уроды. Лучше бы в Орлее порядок навели и за чокнутой курицей Кларель присматривали, - Оливер нахмурился, понимая, что Табрис - не тот, с кем стоит это обсуждать. Но зато тот, кого надо предупредить. - Я надеюсь, что Гилмор их выпроводит. Но если они останутся - смотри, чтобы обошлось без крови.
   Вслед за эльфом Командор притих, когда из-за двери послышались голоса: Серебряные латы патрулировали коридоры. Когда они отошли достаточно далеко, он шепнул Илану:
   - Я своего в лесу спрятал, и Тарьен с ним, так что не нужно. Мне бы только выбраться за ворота, а дальше я разберусь, - теперь из коридора не доносилось ни звука, и Кусланд кивнул: - Пойдем.
   Совету Илана он внял и надел свой сброшенный ранее плащ, низко надвинув капюшон. Вреда от этого, на взгляд Кусланда, было больше, чем пользы - теперь то и дело приходилось вертеть головой, чтобы убедиться, что никто их не видит.
   Спуск на первый этаж прошел успешно, на лестнице им не повстречалось ни одной живой души - не так много этих самых душ сейчас вообще было в Башне. Дальше предстоял непростой участок пути - проход через коридор, в который выходили двери комнат младших Стражей. В любой момент одна из них могла распахнуться, а укрыться здесь решительно негде, хоть на потолок сигай.
   Дурные предчувствия Кусланда сполна оправдались, когда одна из дверей открылась, и на пороге появились двое Стражей. Их лиц он не видел, но узнал по голосам - Райс и Марвин, оба из числа амарантайнских крестьян, польстившихся в свое время на добротную униформу и сытую кормежку вместо плуга и навоза. В Ордене они были всего три года, но отличались исполнительностью и желанием учиться. Вот только Кусланда недолюбливали, виня его в том, что десять лет назад он велел защищать город, из-за чего порождения тьмы вдоволь успели разорить окрестные фермы.
   - Здорово, Илан! - это Райс, он старше и непоседливее, Марвин обычно молчит, лишь изредка бурча что-то неразборчивое. - Мы тут вечером в город собрались, больно к девкам охота... - он оборвал сам себя. - А кто это с тобой? Рекрут, что ли?
   Кусланд, пряча лицо, молчал, предоставляя выкручиваться Табрису - все-таки приметной у него была не только "морда", но и голос.

+1

17

Рассказ о том, зачем пожаловали андеры, Табрису совершенно не понравился. Отродясь у ферелденского штаба не было начальства, кроме Командора, а тут выдумали, надо же. Лучше и бы в самом деле за этой орлесианской чароплеткой следили или вовсе на цепь ее посадили, всем бы чище жилось и дышалось. Распоряжение обойтись без крови, если андеры загостятся, до того не пришлось Табрису по вкусу, что его лицо недвусмысленно выразило искреннее огорчение и разочарование. Хотя ладно, без крови так без крови: жизнь незваным гостям всегда и без таких дел можно сделать невыносимой, да настолько, что убегут обратно в свой Андерфелс без штанов и сапог.
- Без крови так без крови, Командор. Как прикажете, - широко улыбнувшись, прошелестел Табрис и снова прислушался к звукам, доносившимся из коридора: Серебряные латы все еще не повернули за угол. Потом коротко оглянулся на Кусланда: - Если коня не надо, хоть хлеба и сыра дам, а то вид у вас - некормленый гарлок краше, - шаги, наконец, стихли. - Все, пошли, - и убедившись, что Командор накинул-таки плащ, Табрис бесшумно ступил за порог.
  Вот когда было впору радоваться, что их осталось немного: куда ни сверни, нигде ни души, и даже голоса донсятся откуда-то совсем издалека, не то из оружейной, не то из кордегардии. Пройти - всего ничего, а там уже первый этаж, потом десяток шагов - и боковая дверь на кухню, та, через которую обычно наверх еду подают. Главное - поторопиться.
  Табрис прибавил шагу - вожделенная дверь уже маячила впереди - и тут удача им все-таки изменила. Райс и Марвин, так не вовремя появившиеся сейчас на пути, были неплохими, в общем-то, ребятами, с такими нестрашно отправляться на задание. Но вот делить с ними тайны точно не надо, особенно если эти тайны как-то касаются Командора.
  Заминка заняла у Илана не больше пары мгновений, а потом он широко ухмыльнулся и глянул снизу вверх на Райса.
- Да нет, не рекрут, - он махнул рукой, будто бы с ленивой усталостью, а потом завел своей привычной скороговоркой: - Это Катберт, колбертов двоюродный братишка, ну, Колберта, который еще микин дружок, того Мики, у которого я кроликов торгую, а он у меня - травы разные да с троп камешки. Он придурковатый малость и немой, из деревни привезли вот только в том месяце, родители-то померли, так вот Колберт же не изверг: приютил. И они с Микой надумали его к делу приставить - трофеи на продажу носить, а обратно выручку, и первым делом в Башню послали, а он почти все по дороге возьми и потеряй. Наторговал всего на десять медяков, а шкурки-то у Мики что надо. Так что я не с вами, ребята, сегодня, - Табрис снва ухмыльнулся теперь уже виновато и подтолкнул Кусланда вперед. - Провожу ушибленного-то, а то Мика же мне как брат, нельзя же, чтобы вся выручка ухнула. Давай-давай, Берт, топай, не стой, а то до утра не обернемся, - сварливо закончил он и подтолкнул Командора еще сильнее, как будто совсем потерял терпение.
  Оставалось надеяться, что эта дурная скороговорка, от которой у многих уже стоял бы звон в ушах, подействует на Райса и Марвина достаточно, чтобы они не вздумали прицепиться.

+2

18

Сэр Хайдер выслушал Гилмора не перебивая, но особенного доверия у него на лице так и не отразилось. Оно скорее стало выражать еще больше неодобрения, если это вообще было возможно.
- Утер, Даглас, - обратился он к своим спутникам, - идите и осмотритесь тут. Даглас, это твоя Башня, тебе нужно поскорее здесь все изучить и поладить с подчиненными, так что чем раньше начнешь, тем лучше. А мы с Констеблем еще немного тут посидим и поговорим, если он, конечно, не возражает.
Сэр Хайдер явно хотел задержать Гилмора рядом с собой, чтобы тот не имел возможности никого предупредить, если вдруг он собирается кого-то о чем-то предупреждать. Приезжий в общем-то даже не пытался это скрыть, он улыбнулся констеблю нехорошей улыбкой, как бы говорящей о том, что он ему ни на грош не доверяет. Его спутники неохотно встали из-за стола, при этом Утер так и не смог расстаться с куриной ногой, которую обгладывал, и направился к выходу вместе с ней. По сэру Дагласу было непонятно, какие чувства он испытывает, собираясь посетить впервые свои будущие владения. Восторга на его лице точно не отражалось, хотя была явно заметна некая решимость.
- Ну что, сэр Гилмор, - начал Хайдер, когда они остались одни, - как дела в Амарантайне? Что порождения, не беспокоят?

+3

19

Лицо сэра Гилмора не сменилось. Лишь его улыбка стала мягче, а глаза смотрели на Хайдера с вызовом, принимая его выпад. Мужчина медленно сел обратно на свое место, позволяя двум другим мужчинам уйти.
- Если не я, то пусть хотя бы другие Стражи составят им компанию. Еще заплутают в незнакомых коридорах, - добродушно добавил Роланд. Уж ребята-то точно обратят внимание на двух незнакомых Стража в стенах Башни. Он лишь надеялся, что Кусланд и Табрис уже нашлись и направляются к другому выходу из Башни. Еще Констебль подумал, что нужно сделать тайный ход для таких вот визитов Командора и внезапных визитов эмиссаров. Что ж... на ошибках учатся, да, Роланд?

- Не жалеете своих подчиненных, сэр Хайдер, - тон Констебля звучал будто бы с досадой, но он добавил: - Одобряю.
На самом деле нет. Не жалеть у них любил Командор. Гилмор был жилеткой, в которую могли поплакать. Мужчина взял в руки бокал с вином, которое не допил и взболтал его. Его доброжелательное выражение лица исчезло, будто бы вопрос о порождениях выбил из него все веселье. Но на самом деле Гилмору просто надоело строить из себя добродушного хозяина. Ему не нравилось, что Вейсхаупт вздумал им указывать и давать нового Командора, когда их Командор был все еще жив.

- Порождения тьмы беспокоят всегда, сэр Хайдер, - недобро ответил мужчина, взглянув в глаза своего собеседнику. - И к сожалению, не только они. - Весьма с намеком добавил он. - А что же в Андерфелсе? Свои проблемы не решаются, чужие проблемы покоя не дают? - усмехнулся Роланд. Он начал вести себя весьма неосторожно, устав притворяться.

Отредактировано Роланд Гилмор (24-08-2016 17:35)

+1

20

   Самой непростой задачей для Кусланда оказалось сдержать смех, слушая всю ту ахинею, что Табрис, почти без передышки, вывалил на ошалевших рядовых. Марвин отвел взгляд первым, еще на середине тирады, увлеченно рассматриая пустые стены, Райс только хлопал глазами, безуспешно пытаясь вставить хоть слово. Нечего и говорить, что никаких дополнительных вопросов у Стражей не нашлось - едва эльф наконец замолчал, они кивнули, проворчали что-то (Райс кивнул, а Марвин - проворчал) и ретировались так быстро, как только позволяли узкие коридоры первого этажа.
   - Ну и здоров же ты трепаться, Крысеныш, - вполголоса проговорил Кусланд со смешком, когда обоих Стражей и след простыл.
   Дверь на кухню оказалась незаперта - скорее всего, прислуга прямо сейчас накрывала на стол "дорогим гостям". Впрочем, присутствие кухарки или поварят не должно было стать проблемой - они и подавно поверят любой чуши, которую наплетет им Табрис. Но едва и Командор, и Илан переступили порог кухни, как стало ясно, что вовсе и не прислуги стоило опасаться.
   Кухарки здесь не было вовсе - должно быть отправилась за чем-нибудь в погреб, быстроногой эльфийки, всегда ловко управлявшейся с подносами и кружки, не было тоже. Только высокий плечистый мужчина, склонившийся над кастрюлей и пытающийся что-то выловить из нее сомнительной чистоты пальцами. Кусланд, знавший каждого солдата и каждого слугу в своей Башне, сразу понял, что перед ним пришелец из Вейсхаупта, и бесшумно отступил в тень. Благо, света на кухне было немного - всего одна масляная лампа да огонь в очаге.
   Андеру наконец удалось подцепить немалый кусок мяса из жаркого - он даже язык высунул изо рта от усердия, - но тут он услышал шорох позади себя и резко обернулся, роняя добычу обратно в кастрюлю.
   - Кто такой? - резкий акцент подтверждал догадку Кусланда. - Из прислуги, что ли? - он посмотрел на Табриса, подслеповато щурясь, и только теперь рассмотрел форменный доспех. - А, местный. Я гляжу, Командор ваш остроухих привечает - ты уже третий, которого здесь вижу. Бывший Командор, - поправился он и пожал плечами. - Меня Йоханом звать, - зачем-то представился андер, явно не зная, что еще сказать эльфу, заставшему его на месте преступления.
   Оливер, изваянием застывший в темном углу, нетерпеливо скривился - если не избавиться от этого Йохана, мимо него им никак не пройти. А его укрытие слишком ненадежно, обнаружить его тут могут в любую минуту. Особенно если вернется прислуга, и на маленькой кухне разом станет еще теснее и люднее.

+1


Вы здесь » Dragon Age: The Abyss » Несбывшееся » 17 Фрументума 9:41 ВД. Свято место пусто не бывает


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC